Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Монеты римской революции. Группа № 2


  • Закрытая тема Тема закрыта
Сообщений в теме: 33

Опрос: Предварительный этап. Группа № 2 (55 пользователей проголосовало)

Голосуем:

  1. Денарий Л. Гостилия Сазерны (13 голосов [23.64%])

    Процент голосов: 23.64%

  2. Денарий П. Крепузия (15 голосов [27.27%])

    Процент голосов: 27.27%

  3. Денарий Л. Плотия Планка (9 голосов [16.36%])

    Процент голосов: 16.36%

  4. Денарий Августа (возвращение знамен) (3 голосов [5.45%])

    Процент голосов: 5.45%

  5. Денарий Л. Тория Бальба (3 голосов [5.45%])

    Процент голосов: 5.45%

  6. Денарий Д. Юния Брута Альбина (3 голосов [5.45%])

    Процент голосов: 5.45%

  7. Денарий эдилов Пизона и Цепиона (0 голосов [0.00%])

    Процент голосов: 0.00%

  8. Денарий Тиб. Клавдия Нерона (2 голосов [3.64%])

    Процент голосов: 3.64%

  9. Денарий Г. Сервилия, сына Г. (7 голосов [12.73%])

    Процент голосов: 12.73%

Голосовать

#1 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:08

Сегодня, 3 марта, начинается голосование во второй группе конкурса, посвященного монетам римской революции. Этот период охватывает время от взятия Карфагена до смерти Императора Цезаря Августа, то есть более полутора веков римской истории.

Конец голосования - 10 марта в 22-00 мск
В финал выходят две монеты, набравшие большинство голосов.
Победитель в группе будет награжден книгой Т. Ливия, включающей в себя историю II пунической войны (кн. XXI-XXX), которую любезно предоставил меценат - наш форумчанин IVLIANVS.

Ветка модерируется!
Sextus Pompey

Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#2 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:10

1. Денарий Л. Гостилия Сазерны (48 г.)

Прикрепленный файл  2_18_Saserna________.jpg   203,3К   2 скачиваний

Было три брата Сазерны, которые в 50-х гг. I в. отправились в Галлию, чтобы поступить на службу проконсулу Гаю Юлию Цезарю. Они участвовали в покорении белгов и походах за Рейн, в переправе на Альбион и подавлении Великого Галльского восстания.
К началу гражданской войны все трое сделали неплохую карьеру. Гай во время Африканской войны был комендантом Лептиса, одного из опорных пунктов Цезаря во время войны с Юбой и Метеллом Сципионом, и в этом качестве отразил штурм, который пытался осуществить лучший из помпеянских полководцев Тит Лабиен.
Его брат Публий занимал ту же должность в Руспине. 4 января под стенами этого города Цезарь дал одно из самых тяжелых в своей карьере сражений. Объединенные силы помпеянцев и нумидийцев опрокинули боевую линию легионов Цезаря, и тот был вынужден личной храбростью останавливать бегство своих солдат. Аппиан так описывал это сражение: «Передают, что во время бегства своего войска Цезарь приставал ко всем воинам, чтобы они повернулись, кого-то из несущих «орлов» — самые главные знамена у римлян — Цезарь повернул своей рукой и вновь направил вперед, пока Петрей не повернул обратно, а Цезарь охотно вновь отступил».
Участие третьего брата Луция в событиях гражданской войны источниками не зафиксировано. Однако, в 48 г. мы застаем его в Риме, где он занимал должность триумвира по чеканке монеты.
В 44 г. один из братьев стал народным трибуном, а годом позже – присоединился к М. Антонию во время Мутинской войны. Его имя неизвестно. Марк Цицерон, давший нам сведения и о трибунате Сазерны и о его присутствии в лагере Антония, писал: «Среди бывших трибунов… там (в лагере Антония) находится и один из Сазерн. Они все так похожи друг на друга, что я боюсь ошибиться насчет его преномена». Как представляется, остальные братья также были у Антония, но, так как не занимали магистратуру народного трибуна, Цицерон их не упоминает.
Отметим, что все три монетария 48 г. принимали участие в Мутинской войне, причем в трех разных армиях. Сазерна служил у Антония, осаждающего Мутину, защищал ее его бывший коллега Децим Юний Брут Альбин, а на выручку Бруту вел легионы последний монетарий этой коллегии Г. Вибий Панса Цетрониан. Все трое после Мутины покидают политическую арену. Панса погиб в сражении, Брута убили варвары во время бегства… Судьба Сазерны неизвестна, но больше ни он, ни его братья на страницах истории не упоминаются.
Л. Сазерна отчеканил три типа денариев, посвятив их победам Гая Цезаря во время его галльского наместничества. Мужской портрет на представленном на конкурс денарии иногда рассматривается как портрет Верцингеторикса, великого противника Цезаря, что, на самом деле, не верно. По нашему мнению, это персонификация Альбиона – Британнии, отмечающая походы Цезаря через Ла-Манш. Сравнение с соседним денарием (Cr. 448/3) говорит в пользу данного предположения. Там, наряду с персонификацией Галлии (которой сопутствует галльский карникс) мы видим изображение массилийской статуи Артемиды, покровительницы города. Таким образом, аверс и реверс имеют одну географическую привязку.
Такое же единство мы предполагаем и на представленной монете. Реверс показывает нам национальный способ ведения боя бриттов – на колесницах. Отметим, сходство щита на аверсе монеты с щитом в руках британского воина с ее реверса.
По нашему мнению, Сазерна отчеканил серию монет, пропагандирующую завевания Цезаря как в Галлии, так и в Британнии.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#3 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:11

2. Денарий П. Крепузия (82 г.)

Прикрепленный файл  2_04_Crepusius.jpg   159,08К   2 скачиваний

Возвращение Суллы с Востока привело к новому витку гражданской войны.
После смерти Мария и Цинны на первые роли в их партии выдвинулся Г. Папирий Карбон. Попытка договориться с сенатским «болотом», проявившаяся в выдвижении в консулы 83 г. Л. Корнелия Сципиона Азиагена и Г. Норбана провалилась после их поражений и потери войск. Власть в Риме вновь захватили радикалы во главе с Карбоном и сыном старого императора – Г. Марием Младшим. Они начали новый набор войск и репрессии против колеблющихся сенаторов. Среди прочих были убиты верховный понтифик Муций Сцевола и консуляр Домиций Агенобарб.
Шокирующим для римлян стало то, что убийства произошли в курии, во время сенатского заседания. Этот акт устрашения сделал невозможными шансы на примирение враждующих сторон. Марианцы начали массовую мобилизацию, к борьбе были привлечены также и недавние противники Рима – самниты. Для оплаты новым легионам требовалось огромное количество звонкой монеты, чеканка которой была поручена последней коллегии монетариев марианского правительства – Л. Марцию Цензорину, Г. Мамилию Лиметану и П. Крепузию.
Последняя чеканка марианцев была огромной. Известно почти 500 типов штемпелей отчеканенных денариев, из них более половины отмечены именем П. Крепузия. Однако, это не предел. Реверсы денариев Крепузия помечались контрольными цифрами (на представленном экземпляре – CCI) и максимальными на найденных типах были цифры DXX.
Возможно, многие штемпели так и не были использованы – быстрое наступление Суллы привело к развалу власти марианцев и бегству их из Рима. В конце года после битвы у Коллинских ворот Сулла вошел в Рим и установил свою власть. Начались проскрипции…
П. Крепузий был первым представителем своего рода в римской политической элите. Как представляется, его возвышение было связано с нестабильностью в государстве. Возможно, он был или ветераном марианских войн или даже бывшим союзником, получившим гражданство только от марианского правительства. Поддержав в гражданской войне проигравшую партию, он положил предел шансам своего рода на дальнейшее продвижение. Проскрипции и изгнания политических проскрипций отразились, видимо, и на судьбе Крепузия. После 82 г. ни он, ни его семья истории не известны.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#4 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:13

3. Денарий Л. Плавтия Планка (47 г.)

Прикрепленный файл  2_11_Plautius.jpg   181,79К   2 скачиваний

В 146 г. римский полководец Л. Муммий захватил Коринф. Город был стерт с лица земли, а его скульптуры и картины император приказал отправить в Рим. «Новый человек», добившийся почестей не учебой, а военными подвигами, Муммий отдал такой приказ тем, кому было поручена переправа награбленного в Рим: «Если эти скульптуры и картины погибнут при кораблекрушении, вы будете обязаны сделать такие же!»…
Двумя поколениями позже римляне уже хорошо разбирались в греческом искусстве и его
ценности. За шедеврами эллинских скульпторов и художников началась настоящая охота. О том, как происходило очищение провинций от сокровищ греческой культуры, рассказал на примере Гая Верреса М. Туллий Цицерон: «…во всей Сицилии, столь богатой, столь древней провинции, в которой так много городов, так много таких богатых домов, не было ни одной серебряной, ни одной коринфской или делосской вазы, ни одного драгоценного камня или жемчужины, ни одного предмета из золота или из слоновой кости, ни одного изображения из бронзы, из мрамора или из слоновой кости, не было ни одной писанной красками или тканой картины, которых бы он не разыскал, не рассмотрел и, если они ему понравились, не забрал себе».
Веррес был хотя и самым одиозным, но отнюдь не единственным «ценителем прекрасного» среди римлян. Сотни и тысячи статуй, ваз, картин перекочевали из Греческого мира в Рим, чтобы послужить делу украшения новой столицы мира. Вновь обратимся к Цицерону: «Если испытывать страсть к статуям и картинам, – писал оратор в 45 г., – то не правда ли, даже мелкий люд может удовлетворить ее лучше, чем те, кто обладает большим числом этих предметов. В нашей столице общественные места очень богаты произведениями искусства на все вкусы...»
Большую роль в разграблении Эллады сыграл Л. Корнелий Сулла. После изгнания с Балкан войск Митридата и заключения Дарданского мира Сулла изъял из храмов и общественных зданий множество произведений искусства. Ограблению подверглась и культурная столица Эллады – Афины. Лучшие экземпляры Сулла, бывший большим ценителем греческого искусства, оставлял для себя.
Не отставали от полководца и его соратники. В греческой кампании против Митридата отличился легат Суллы Л. Мунаций Планк. Во время осады римлянами Афин Мунаций смог предотвратить прорыв в осажденный город армии, которую возглавлял родственник и стратег понтийского царя Неоптолем. В дальнейшем он служил на административных должностях и удостоился от римских и греческих торговцев почетной статуи на агоре Делоса.
Отличился Л. Мунаций и в грабеже. Среди прочих ценностей, в его римский дом попала картина выдающегося греческого художника Никомаха из Фив, изображающая богиню победы Нику, взметающую ввысь четверку лошадей.
После смерти Мунация картина перешла по наследству его сыну, с которым был очень дружен Цицерон, также большой ценитель искусства. Мунаций – младший имел троих сыновей, между которыми разделил свое имущество. Картина Никомаха досталась младшему – Гаю, вошедшему по усыновлению в род Плавтиев и принявшему имя Л. Плавтий Планк.
В 48 г. Л. Плавтий принял участие в фарсальской кампании и был ранен на реке Апс.
Годом позже он стал монетарием и запечатлел дедовский трофей на денариях. На реверсах отчеканенных им монет греческая Ника превратилась в римскую Викторию, но, сменив имя, по-прежнему мчала в небеса квадригу. Подобно реверсу, аверс монеты возвращает нас к временам деда монетария и полководца Суллы. Изображение Медузы Горгоны на денариях повторяло лик Медузы с триумфального рельефа Суллы, найденного в Виа дель Маре.
После африканской кампании Планк получил назначение в Бутрот на эпирском берегу Адриатики, где ему была поручена организация колонии для ветеранов легионов Цезаря. Перед планируемым отбытием в Сирию на войну против парфян Цезарь распределил магистратуры между своими сторонниками на ближайшие несколько лет. Л. Плавтий Планк был назначен претором на 43 г. и вступил в должность, так как, несмотря на убийство диктатора, его распоряжения были утверждены сенатом.
Осенью 43 г. Октавиан, Лепид и Антоний встретились в Бононии и заключили союз, после чего направили объединенные войска на Рим. Были вывешены проскрипционные списки, в которые кроме политических противников вошли и личные враги и даже родственники триумвиров. Так, Октавиан включил в списки своего опекуна Г. Торания, Антоний – дядю Луция Цезаря, Лепид – брата Луция Эмилия Павла. От лидеров не отставали и их сторонники. Г. Азиний Поллион настоял на включение в проскрипционные списки своего тестя Квинктия, а Л. Мунаций Планк – брата Плавтия Планка.
Л. Плавтий Планк попытался спастись. Он добрался до Салерна и вместе с несколькими преданными рабами спрятался в пещере на берегу моря. Однако, отряд охотников за головами обнаружил место, в котором он скрывался. Пещера была сильно разветвленная и преследователи могли долго плутать, но они нашли верный путь по запаху, который доносился из обжитого закоулка подземелья. Чтобы спасти Плавтия, его рабы предались в руки преследователей, уверяя, что они прятались в пещере одни, без хозяина. Даже долгая и жестокая пытка не могла заставить их выдать хозяина. Однако, увидев мучения, которым подвергались из-за него рабы, Плавтий вышел из убежища и сдался палачам, потребовав лишь, чтобы были освобождены страдавшие за него.
Добившись казни брата, Луций Мунаций Планк унаследовал его имущество, в том числе и картину Никомаха. Однако, он не решился оставить ее себе. 29 декабря 43 г., через несколько дней после смерти брата, Планк вступил в Рим с триумфом, который он вытребовал у триумвиров за придуманные им победы над галлами. Двумя днями позже с не более оправданным триумфом (только над Испанией) вошел в Рим коллега Планка по консульству 42 г. М. Эмилий Лепид. Чтобы привлечь римлян к участию в праздновании триумфа, Планк и Лепид выступили с эдиктами: «В добрый час! Приказываю всем мужчинам и женщинам приносить жертву и праздновать настоящий день. Кто будет уличен в невыполнении настоящего приказания, будет считаться в числе проскрибированных».
Во время триумфа Мунаций Планк посвятил картину, изъятую из дома убитого им брата, в храм Капитолия, будто военную добычу. Недаром, по Риму в те дни ходили сатирические стишки: «Над германцами, не над галлами триумф двух консулов». Вся горькая сатира станет понятна, если учесть, что «германцами» (germani) римляне называли не только народы из-за Рейна, но и братьев…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#5 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:15

4. Денарий Августа (возвращение знамен) - 19 г.

Прикрепленный файл  2_08_Augustus_signis.jpg   187,52К   3 скачиваний

Восточные походы Луция Суллы и Гнея Помпея раздвинули границы римской республики до Евфрата и пустынь Месопотамии. За Евфратом римляне столкнулись с новым противником – набирающей силу молодой Парфянской державой. Осенью 55 г. старый соратник Суллы и вечный противник Помпея Марк Лициний Красс отправился на восток, чтобы повторить поход Великого Александра и завевать для Рима огромные богатства Азии.
Однако, поход Красса закончился катастрофой. В битвах в Месопотамии римские легионы столкнулись с новой, незнакомой для них тактикой ведения боя и потерпели сокрушительное поражение. Полководец был убит, легионеры в большинстве своем повторили его судьбу. Лишь немногим счастливчикам удалось добраться для подконтрольных Риму территорий.
Добычей парфян стали тысячи военнопленных, отправленных на восточную границу империи в пески Средней Азии, и десятки знамен – легионные орлы, значки когорт и манипул. Потеря знамен было тяжелым ударом для римского самосознания, не меньшим чем потеря армии. Ведь они были не просто символом подразделения, а их богами. Фактически, под Каррами и Синнакой в плен парфян попали боги римского народа.
Парфянская катастрофа требовала отмщения, но начавшиеся вскоре гражданские войны воспрепятствовали немедленной мести. Лишь в 44 г. победитель в междоусобице Г. Юлий Цезарь начал готовить новый поход против Парфии. Однако, убийство диктатора на время отменили эти планы.
Война Рима с Парфией продолжалась. В 40 г. парфяне, возглавляемые сыном царя царей Пакором и римским эмигрантом Кв. Лабиеном, вторглись в римскую провинцию Сирию. Армия наместника Сирии Л. Децидия Саксы была разгромлена, а сам он попал в плен и погиб. В руки парфян попали новые знамена римских легионов.
В середине 30-х гг. идейный наследник Цезаря Марк Антоний решил осуществить его намерения. Антоний совершил против парфян два похода, но ни один из них не увенчался успехом. Напротив, Антоний отчасти повторил судьбу Красса и Саксы, оставив в руках властителей Востока часть своих знамен.
Задачу возвращения на родину знамен взял на себя победитель Антония Октавиан Август. Через десять лет после Акция и покорения Египта, Август отправил на Восток своего пасынка Тиб. Клавдия Нерона. Тиберий провел переговоры с парфянами и добился значительного политического успеха. Он короновал царя Армении, поставив эту страну в вассальное положение от Рима. В ходе переговоров Тиберий добился выдачи знамен и пленных, на что парфяне, раздираемые междоусобицами и опасающиеся римского вторжения, были вынуждены согласиться.
Возвращение знамен было обставлено как триумф. Август въехал в город на колеснице, повторил обычный маршрут триумфаторов по sacra via и через триумфальную арку вступил на форум. Процессия поднялась на Капитолий, где Август торжественно водрузил возвращенные знамена в храм Марса Мстителя.
Монета, отчеканенная в честь этого события, помимо возвращенных знамен изображает также золотой щит, который по повелению сената и народа Рима был выставлен в Курии Юлия в честь Храбрости, Милосердия, Справедливости и Благочестия Августа (virtutis clementiaeque et iustitiae et pietatis).
«Возвращение Знамен» стало одним из выдающихся достижений Августа. Дион Кассий через три века писал: «Август гордился тем, что без войны возвратил то, что было потеряно в сражениях»…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#6 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:16

5. Денарий Л. Тория Бальба (105 г.)

Прикрепленный файл  2_26_Thorius.jpg   125К   3 скачиваний

Война заканчивалась… Луций Сулла Счастливый в двухлетней борьбе переломил хребет марианской партии и теперь, в последний день октября, мог считать себя победителем. Консул Карбон бросил армию и бежал на Сицилию, в надежде спастись от мести Суллы. Другой консул, молодой Марий, был надежно заперт в цитадели Пренесте. По Италии еще бродили остатки марианских легионов, но надежные соратники – Метелл, Помпей, Марк Лукулл – висели у них на хвосте, обещая окончательную победу в ближайшие недели. Рим принадлежал победителю…
Однако, оставалась еще на Апеннинах сила, не признавшая поражение. Италики, почти десятилетие назад восставшие против римского господства, по прежнему лелеяли мысли о свободе. Самнит Понтий Телезин, луканец Лампоний и гражданин Капуи Тиберий Гутта собрали последнюю армию свободной Италии и бросили ее на Рим, надеясь уничтожить лес, из которого выбегают римские волки, чтобы терзать италийского Быка. Сорок тысяч италиков вышли из ущелий Самния и по Соляной дороге направились к беззащитному городу. Одновременно с этим, марианцы смогли объединить свои разрозненные отряды и, собрав армию в двадцать тысяч воинов, двинулись на соединение с италиками.
Вечером 31 октября 82 г. до н.э. Рим, казалось, был обречен. Самниты и луканцы разбили лагерь менее чем в двух километрах от Коллинских ворот города, марианцы – в 18 километрах, у подножья Альбанской горы. Ближайшая армия сулланцев находилась вдвое дальше.
Получив известие о движении врагов на Рим, Сулла немедленно выступил на помощь городу. Легионы начали ночной марш, а конница была послана вперед, с тем, чтобы хотя бы морально подбодрить защитников Рима, показать, что Сулла не забыл про них и спешит на подмогу.
Утром 1 ноября италики и присоединившиеся к ним марианцы двинулись на штурм города. Защитники смогли выставить лишь небольшой конный отряд, составленный из молодых аристократов. В самоубийственной атаке они смогли ценой своей жизни на несколько минут задержать атакующих, дав возможность кавалерии Суллы спасти город. Опираясь на воспоминания диктатора, двумя веками позже Плутарх так описывал эти минуты: «В городе началось обычное в таких случаях смятение — крики женщин, беспорядочная беготня, как будто он был уже взят приступом, и тут римляне увидели Бальба: гоня во весь опор, он прискакал от Суллы с семьюстами всадников. Остановившись ненадолго, чтобы дать передышку взмыленным коням, он приказал поскорее взнуздать их снова и напал на противника».
Бальб смог задержать италиков и марианцев еще на какое-то время, и этого времени хватило, чтобы подошел Сулла. После ожесточенного боя враг бежал, оставив на поле боя тысячи погибших. Оставшиеся в живых сдались утром у стен Антемны Марку Крассу, преследовавшему их, и были перебиты двумя днями позже. Гражданская война закончилась…
Впоследствии многие называли себя спасителями Рима в битве у Коллинских ворот, в том числе сам Сулла и будущий триумвир Марк Красс. Однако несомненно, что истинным спасителем Города был Бальб, который с горсткой конников выстоял против многотысячной армии, дав беззащитному городу самое главное в тот момент для него – время, необходимое уставшим после многочасового ночного перехода легионам, чтобы подготовиться к сражению…
Грек Плутарх, не сильно разбиравшийся в правилах римского именования, не сохранил для истории родовое имя храброго кавалерийского офицера. Когномен «Бальб», в переводе «Картавый», носили в те годы представители нескольких римских родов, что затрудняет для нас установление личности спасителя Рима. Ф. Мюнцер, автор статьи в энциклопедии Паули – Виссова, считал, что хотя в I в. до н.э. известно несколько родов, чьи представители носили когномен «Бальб», наш герой принадлежал к роду Октавиев, ссылаясь на то, что в следующем десятилетии известно два Октавия Бальба – сенатора. Октавием считает Бальба и Т.Р.С. Броугтон, автор многотомного труда «Магистраты римской республики».
Однако, по мнению автора, прославленные историки ошиблись.
Ни один из Октавиев Бальбов не отметился в истории в качестве военного. Л. Октавий Бальб однажды упоминается в качестве судьи (iudex), П. Октавий Бальб – тоже единственный раз в качестве присяжного сенаторского ранга. При этом Цицерон, перечисляя качества Публия Бальба, говорил, что он обладал «природным умом, знанием права, тщательностью и безупречностью в вопросах чести, совести и долга», но ни словом не обмолвился о его военных заслугах.
В то же время, мы знаем другого Бальба, о котором известно, что он имел военный опыт и был близок к руководству сулланской партии.
В 80 г. до н.э. вновь разгорелась, казалось бы, прекращенная гражданская война. Квинт Серторий, один из последних марианцев, оставшихся в живых, поднял в Испании знамя сопротивления против диктатуры Суллы. В первых же сражениях он разгромил наместников испанских провинций Аврелия Котту и Л. Фуфидия, захватил крупнейшие города Пиренеев и поднял на борьбу племена лузитан и кельтиберов. Чтобы вернуть отложившиеся провинции, Сулла назначил новых наместников. В Ближнюю Испанию отправился с войском М. Домиций Кальвин в ранге пропретора, в Испанию Дальнюю – проконсул с правами главнокомандующего в войне с Серторием, консул предыдущего года Кв. Цецилий Метелл Пий. Метелл, «первый гражданин своей эпохи», был ближайшим соратником Суллы, фактически вторым лицом при сулланском режиме. В качестве легата в Испанию с Метеллом отправился Л. Торий Бальб.
Именно этот Бальб, по нашему мнению, и был героем битвы у Коллинских ворот. Близость к Метеллу говорит о том, что Торий занимал видное место в иерархии сулланской партии, а должность легата и командование войсками в Серторианской войне – о его военном опыте. Все вместе это позволяет предположить, что Бальб – кавалерийский офицер у Коллинских ворот и Торий Бальб – легат Метелла в Испании, - это одно и то же лицо. Видимо, именно заслуги в сражении за Рим помогли незнатному муниципалу войти в сенат и получить через несколько лет должность старшего легата и военное командование.
Война с Серторием, несмотря на прибытие новых войск с новыми полководцами, протекала неудачно. Метелл в ряде стычек потерпел неудачи и, отступив в глубь провинции, был вынужден вызвать на помощь наместника Нарбонской Галлии Л. Манлия Торквата. Дела Кальвина обстояли еще хуже – он встретился в сражении с квестором Сертория Л. Гиртулеем и был наголову разгромлен. Метелл послал ему на помощь Тория с войсками, но Гиртулей, удачно маневрируя, не допустил их соединения и в битве на реке Ане уничтожил их. В битве погиб и Л. Торий Бальб.
Плутарх, который единственный из всех античных авторов упоминает Тория, не называет его полного имени. У писателя он – просто «Торий». Для полной идентификации легата мы используем сведения, которые предоставил Цицерон:
«Жил когда-то Л. Торий Бальб из Ланувия, которого ты не можешь помнить. Он так устроил свою жизнь, что невозможно было найти ни одного изысканнейшего удовольствия, которого у него не было бы в изобилии. Он был жаден до наслаждений и сведущ и изобретателен в них. Он был образован и настолько лишен всякого суеверия, что с презрением относился ко множеству священных обрядов и святилищ, существовавших на его родине, и настолько не боялся смерти, что легко встретил ее в бою, сражаясь за родину.
Желаниям ставил он предел, руководствуясь не Эпикуровым делением, а своей пресыщенностью ими, однако заботился о своем здоровье, занимался гимнастикой, чтобы идти обедать с чувством голода и жажды, употреблял пищу не только самую вкусную, но и самую легкую для переваривания, вино пил, чтобы получить удовольствие и не причинить себе вреда; было у него и все остальное, без чего, как говорит Эпикур, ему непонятно, что такое благо; не испытывал никаких страданий, а если бы испытывал, то мужественно переносил бы, и все же чаще приглашал врачей, чем философов. Прекрасный цвет лица, крепкое здоровье, замечательное изящество, наконец жизнь, полная самых разнообразных наслаждений.
Вы называете его счастливым, ибо к этому вас понуждает ваше учение».
Цицерон дает нам развернутую характеристику личности Л. Тория Бальба, которая может добавить еще несколько штрихов к его биографии. Хорошо известно, что Метелл в первые годы Серторианской войны предавался «распутной жизни и удовольствиям». Валерий Максим восклицал: «До чего дошел Метелл Пий, первый гражданин своей эпохи, допустивший по прибытии в Испанию, чтобы в его честь были возведены алтари, чтобы ему курили фимиам, будто богу? Он с удовольствием созерцал стены своего дворца, обтянутые расшитыми золотом тканями, он устраивал роскошные пиры, на которых давались блестящие спектакли, он присутствовал на пирах в тоге триумфатора, он принимал золотые венки, которые надевал на собственную голову, как на голову бога! И где это происходило? Не в Греции и не в Азии, где роскошь могла испортить саму строгость; это было в варварской и воинственной провинции, в тот самый момент, когда враждебный Серторий на глазах у всех вооружал лузитан и уничтожал римские армии. До такой степени Метелл забыл нравы нумидийской войны, которую вел его отец! Из этого мы можем видеть, с какой быстротой роскошь подчинила себе Рим. Юность Метелла еще видела расцвет старых добрых обычаев, старость его – увидела рождение новых».
По нашему мнению очевидно влияние, которое оказал на Метелла Торий Бальб. Резкое изменение привычек от старореспубликанской строгости к новомодным удовольствиям не может не быть связано с присутствием в штабе Метелла эпикурейца Тория. Таким образом, связь Л. Тория Бальба с Метеллом, а через него и с Суллой, становится еще теснее.
Нарративные источники освещают только последние годы жизни Л. Тория Бальба. Его ранняя карьера нам неизвестна, за одним исключением. В 105 г. до н.э. Торий был триумвиром по чеканке монеты.
Денарии Л. Тория Бальба - один из самых распространенных типов республиканской чеканки. На аверсе монеты изображена Юнона Соспита с легендой I S M R, на реверсе – мчащийся бык и имя магистрата – L. THORIVS BALBVS.
Сюжет аверса легко объясним. Культ Юноны Соспиты был широко распространен в Ланувии, откуда был родом Торий. Ланувийскую Юнону изображали с копьем и щитом. Она считалась богиней-воительницей и защитницей, хотя сохраняла древнейшие черты богини плодородия. В конце I в. до н.э. римский поэт Проперций писал:
«Некий старинный дракон охраняет издревле Ланувий,
Стоит пойти посмотреть зрелище редкое здесь:
Спуск там таится крутой в заветную темную пропасть
Дева нисходит туда (бойся подобных путей!)
В праздник голодной змеи, когда требуя яств ежегодных,
С грозным шипеньем она вьется по недрам земли.
Девы бледнеют, когда их спускают для жертвы священной,
И наудачу суют руку в змеиную пасть.
Жадно хватает змея принесенные девою яства,
Даже корзины дрожат в нежных девичьих руках.
Если невинны они, обнимают родителей снова,
А земледельцы кричат: «Год урожайный идет!»
Ланувийцы гордились своей богиней, которой даже римские консулы ежегодно приносили жертвы. Изображение Юноны Соспиты постоянно встречается на римских монетах, чеканенных выходцами из этого италийского городка. Помимо Тория Бальба это Л. Процилий и Л. Росций Фабат, М. Меттий и отец и сын Луции Папии Цельзы. Для последних ланувийское происхождение подтверждается нарративными источниками, ведь их родичем был Т. Анний Милон Папиан, исполнявший в 52 г. до н.э. магистратуру диктатора Ланувия.
Семья Ториев на протяжении нескольких поколений жила в Ланувии и помещение им Юноны Соспиты на аверс своих монет вполне оправдано.
Сюжет реверса денариев Тория Бальба менее ясен. М. Кроуфорд и Х. А. Сиби считали, что изображение быка связано с именем магистрата: Thorius – taurus. Однако, как представляется, эта аналогия не верна.
По нашему мнению, имя Ториев связано с луканским городом Фурии (Thorii – Thourioi). Видимо, Тории были выходцами из этого города, переселившимися в Ланувий, но не забывшие своих корней.
Бык, священное животное Посейдона, был символом Фурий. Этот город был основан жителями Сибариса после его уничтожения кротонцами. Сибарис же претендовал на происхождение от Посейдона через его дочь – ламию Сибариду, побежденную героем Еврибадом и превратившуюся в источник в Ахайе. Название источника – Сибарис – было перенесено ахейцами в южную Италию при основании ими колонии. Новый город быстро разбогател и начал чеканить монету, на которой с самого начала появляется изображение быка – Посейдона.
Тесная связь сибаритов с морским богом прослеживается в названии единственной колонии, основанной ими – Посейдонии. В V в. до н.э., после разрушения кротонцами Сибариса, жители Посейдонии помогли восстановить бывшую метрополию ее выжившим жителям. Новый Сибарис просуществовал всего пять лет, до тех пор пока вновь не был уничтожен, теперь уже окончательно. Впрочем, за это годы сибариты успели отчеканить монеты, на которых бык соседствует с Посейдоном.
После второго разрушения Сибариса, на его территории была основана единственная общеэллинская колония – Фурии. В ее основании приняли участие великий политик Перикл и великий историк Геродот, архитектор и градостроитель Гипподам и философ Протагор. Фурийцы на протяжении нескольких веков чеканили изображение атакующего быка на своих монетах.
Реверсы денариев Тория Бальба и статеров Фурий имеют отчетливое типологическое сходство. Видимо, Л. Торий Бальб, чеканя на своих монетах изображение быка, давал понятную современникам отсылку к своим южноиталийским корням, а возможно, даже намекал на свое происхождение от бога морей.
Интересно отметить связь эпикурейца Тория с сибаритами южной Италии. Много веков спустя римлянин Торий вел такой же образ жизни, что и его несчастные предки, погибшие из-за своей роскоши и давшие нарицательное имя праздному времяпровождению.
Впрочем, хотя в историю Л. Торий Бальб вошел благодаря своему эпикурейству, в его жизни был и героический эпизод – 1 ноября 82 г. до н.э. он спас Рим…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#7 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:18

6. Денарий Д. Юния Брута Альбина (48 г.) – комментарий владельца монеты.

Прикрепленный файл  2_15_Brutus_Albinus.jpg   171,67К   3 скачиваний

Римский республиканский денарий, отчеканенный в 48 году до н.э. Децимом Юниим Брутом Альбином. На аверсе денария изображен портрет Пиетас с легендой PIETAS, а на реверсе - кадуцей с рукопожатием и легенда ALBINVS BRVTI F. Кадуцей- жезл бога Гермеса, обвитый двумя змеями, который обладал волшебным свойством мирить спорящих и добиваться мира и согласия между противоборствующими сторонами.
Монетарий Децим Юний Брут Альбин - родственник Марка Юния Брута, цезарианец, "птенец гнезда Юлиева", доблестный вояка и одновременно заговорщик, один из убийц Юлия Цезаря.
Децим Брут принимал активное участие в Галльской войне 58-50 гг. и Гражданской войне 49-45 гг. на стороне Юлия Цезаря. В 44 г. он был наместником Цизальпинской Галлии, на следующий год Цезарь прочил его в консулы. Несмотря на покровительство и милость диктатора, Децим Брут участвовал в заговоре против Цезаря и его убийстве. Он владел школой гладиаторов и заговорщики очень расчитывали на их военную силу в случае уличных беспорядков. После убийства Юлия Цезаря в декабре 44 г. он отказался уступить провинцию Цизальпинскую Галлию Марку Антонию и был осажден им в Мутине. Поражение Антония в Мутинской войне позволило Октавиану деблокировать армию Децима Брута.
После того как Октавиан и Марк Антоний примирились между собой, Децим Брут попытался вывести свои войска в Македонию, однако его легионеры подняли мятеж. Брут искал спасения у галльского вождя Камилла, но был выдан им Марку Антонию, который приказал убить Децима Брута.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#8 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:19

7. Денарий эдилов Пизона и Цепиона (100 г.)

Прикрепленный файл  2_14_Piso_Caepio.jpg   235,08К   2 скачиваний

Победа над германцами не принесла мира умирающей республике. Внешнего врага, побежденного легионами под командованием славного полководца Мария, сменил враг внутренний, тем же славным полководцем поддержанный. С помощью ветеранов Мария и используя его поддержку как консула, народным трибуном во второй раз был избран Л. Аппулей Сатурнин, давний враг сената.
Будучи квестором Сатурнин был обвинен сенаторами в махинациях с зерном. Против него выступил сам принцепс сената М. Эмилий Скавр. Сатурнин был отстранен от должности, что было редчайшим случаем в римской истории, а Скавр получил полномочия куратора анноны с обязанностями обеспечить Рим хлебом. Вскоре, однако, Сатурнин был признан невиновным. Затаив ненависть к сенату, он обратился к Марию, обещая в ответ на помощь в избрании народным трибуном, провести законы в пользу его ветеранов. В 103 г. Сатурнин стал народным трибуном, но в отсутствие Мария, занятого войной с кимврами и тевтонами, осуществить свою программу ему не удалось. Дождавшись триумфального возвращения Мария в Рим, Сатурнин повторно выдвинул свою кандидатуру в трибуны и был избран.
В 100 г. Сатурнину, подобно Гракхам, удалось поколебать основы сенатской республики. Оттеснив Мария, он стал вождем народной партии и фактически уничтожил власть сената. Народное собрание утверждало все законы, которые предлагал народный трибун. Продолжая дело Гракхов, Сатурнин возобновил аграрный закон, предусматривавший раздел Общественного поля. Однако, теперь получателями наделов должны были стать не столько беднейшие граждане Рима, сколько ветераны Мария. Чтобы не потерять поддержки городской бедноты, Аппулей предложил еще и закон о раздаче зерна. По этому закону цена зерна для квиритов должна была быть сокращена на пять шестых, которые должна была компенсировать торговцам казна Рима.
Здесь, однако, Аппулей вторгся в компетенцию сената. Традиционно, расходование государственных средств относилось к сенатским прерогативам, и против нового закона выступил городской квестор Квинт Цепион, один из лидеров консервативной партии. Цепион, в чье ведение входило заведывание казной Рима, находящейся в храме Сатурна, заявил на сенатском заседании, что у Рима нет денег на осуществление безумных проектов Сатурнина. Трибун продолжал настаивать, но сенат выпустил постановление, запрещающее ему предлагать свой законопроект на народном собрании. Запрещение поддержали и некоторые народные трибуны, коллеги Сатурнина.
Несмотря на это, Луций Сатурнин покинул сенат, заявив, что все равно объявит голосование по хлебному закону. Цепион, призвав на помощь сторонников, последовал за ним. Консерваторы разогнали народное собрание, разбили мостки, ведущие к избирательным урнам, и уничтожили сами урны.
Такое самоуправство Цепиона заставило сенат изменить свою позицию. Квестору указали на то, что он попытался препятствовать волеизъявлению римских граждан и пригрозили по окончании срока его полномочий обвинить по закону об оскорблении величия. Чтобы успокоить толпу, сенат был вынужден поддержать законопроект Сатурнина и он был принят.
По иронии судьбы выполнять продовольственный закон Аппулея пришлось его ярому ненавистнику. Закон предусматривал, что контроль за раздачами возлагался на двух магистратов. Квестор Остии должен был принимать зерно у торговцев и раздавать его гражданам по льготным ценам, а городской квестор – оплачивать торговцам реквизированное зерно. Таким образом, Цепиону пришлось выплатить во исполнение закона крупные суммы из казны Сатурна.
Для обеспечения выплат в Риме была осуществлена экстраординарная чеканка под руководством квесторов Города и Остии – Кв. Сервилия Цепиона и Л. Кальпурния Пизона Цезонина. И если изображение на аверсе отчеканенной монеты Сатурна напоминало римлянам об авторе закона, то реверс и надписи говорили о тех, кто этот закон осуществлял. Цепиону и Пизону, таким образом, удалось отнять часть славы у Сатурнина. Их монеты подчеркивали, что именно квесторы осуществили то, что предложил мятежный трибун.
Несколько месяцев спустя политический кризис привел к вооруженным столкновениям. Сторонники сената выступили с оружием в руках против Сатурнина и его приспешников. Беднота, на поддержку которой рассчитывал трибун, не захотела его защищать. Насытившись зерном, купленным на деньги, выделенные квесторами, простолюдины Рима не стали сражаться за народного трибуна. Мятеж Сатурнина был подавлен.
Отметим переплетение судеб потомков монетариев с судьбой Гая Юлия Цезаря. Внучка Пизона стала последней женой диктатора, а внук Цепиона – его убийцей. Это были Кальпурния и Брут…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#9 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:20

8. Денарий Тиб. Клавдия Нерона (79 г.)

Прикрепленный файл  2_34_Tib.Nero.jpg   193,18К   2 скачиваний

Патрицианский род Клавдиев происходил из земли сабинов, где особо почиталась богиня Диана. Современник монетария, знаменитый римский энциклопедист Варрон не сомневался в сабинском происхождении богини. Возможно, Тиберий Нерон поместил изображение Дианы на своих денариях, чтобы подчеркнуть этот факт.
Пальмовая ветвь в руках Виктории на аверсе монеты указывает на наступивший мир. В год чеканки монеты диктатор Сулла отказался от власти и удалился в частную жизнь, и многим казалось, что распри между гражданами остались в прошлом. Однако, уже произошли выборы консулов на следующий год и был избран Марк Лепид, вновь поднявший мятеж не дождавшись, пока остынут угли погребального костра отставного диктатора…
В начале 60-х гг. Тиб.Нерон достиг претуры, а в 67 г. вошел в число легатов, избранных Помпеем Магном при подготовке войны против пиратов. Он получил под контроль Гадитанский залив – часть Атлантики, примыкавшую к Геркулесовым столпам с запада.
В 63 г. Тиб.Нерон проявил незаурядное мужество, когда во время сенатской истерии, связанной с обсуждением судьбы плененных заговорщиков, осмелился пойти против мнения консуляров и лидеров сената, настаивавших на немедленной казни. Нерон первым из всех высказывавшихся предложил вместо казни «держать их под стражей до тех пор, пока не изгонят вооруженной силой Катилину и не расследуют детально все дело». Гай Цезарь, чье сопротивление мнению большинства сената вошло в историю, только повторял предложения Нерона, чья роль на этом заседании незаслуженно остается в тени.
Сын монетария Нерона, носивший то же имя, женился на Ливии, внучке знаменитого трибуна М. Ливия Друза и имел от нее сыновей Тиберия и Друза. Незадолго до рождения младшего из них, Октавиан отнял у Нерона жену, а после его смерти забрал в свой дом и детей.
Потомками монетария были императоры династии Юлиев-Клавдиев. Тиберий приходился ему внуком, Клавдий – правнуком, Калигула – праправнуком, Нерон – прапраправнуком…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#10 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:21

9. Денарий Г. Сервилия, сына Г. (57 г.)

Прикрепленный файл  2_20_CServiliusCf.jpg   225,6К   1 скачиваний

Монетарий был представителем плебейской ветви рода Сервилиев и племянником знаменитого полководца и консула П. Сервилия Ватии, который за победы в Киликии получил прозвище «Исаврийского».Отец монетария был консулом-суффектом 68 г. до н.э. В отличие от отца и дяди, Г.Сервилий не достиг высших должностей в республике, возможно, погибнув в ходе гражданских войн.
Изображения на монете в рамках господствующей в середине I в. до н.э. моды посвящены прославлению рода монетария. Они рассказывают о важнейших этапах биографии М.Сервилия Пулекса Гемина, современника Сципиона Старшего и Катона Цензора.
М. Сервилий Гемин, из-за небольшого роста носивший прозвище «Блоха» (Pulex), появляется на страницах истории в 204 г. до н.э., когда, будучи курульным эдилом, впервые провел ежегодные игры, посвященные богине Флоре (28 апреля – Флоралии). Этому событию посвящен аверс представленной монеты, где изображению Флоры соответствует легенда «FLORAL(ia) PRIMUS (fecit)». Литуус, также помещенный на аверсе, напоминает об авгурском сане Блохи, которым он был облечен почти полвека – с 211 до смерти после 167 гг. до н.э.
Реверс обращает внимание на военные подвиги славного предка.. Изображение сражающихся воинов напоминает о событиях II пунической войны, когда М.Сервилий Гемин был начальником конницы в 203 г. до н.э., консулом в 202 г. до н.э. и проконсулом Этрурии в 201 г. до н.э. Вполне возможно, что монетарий пытался подчеркнуть роль своего предка в изгнании Ганнибала из Италии, - роль, надо сказать, малозначительную. Впрочем, древние римляне хорошо знали основной закон пропаганды – не важно, как было на самом деле, главное – как об этом рассказывают средства массовой информации. Газет тогда не было, но денарии с успехом заменяли их в области пропаганды…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#11 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 03 марта 2011 - 10:22

Голосуем!
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#12 Vlad

Vlad

    legatus

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 2 940 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 03 марта 2011 - 10:38

ИМХО, денарий Плавтия - красивейшая республиканская монета, но не эти штемпели :lol:
******
*** подпись перемещена в архив ***

#13 ave

ave

    Навечно в составе нашего Форума

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 108 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 03 марта 2011 - 10:54

ИМХО, денарий Плавтия - красивейшая республиканская монета, но не эти штемпели :lol:


Присоединяюсь... Поэтому голосую за другую монету.

Сообщение отредактировал ave: 03 марта 2011 - 10:55

После поворота событий от плохого к худшему цикл повторится.

#14 yardim

yardim

    legatus

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 3 971 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 03 марта 2011 - 11:47

За № 2.
Главным делом жизни вашей
Может стать любой пустяк.
Надо только твердо верить,
Что важнее дела нет.
И тогда не помешает
Вам ни холод, ни жара,
Задыхаясь от восторга,
Заниматься ерундой. © Г. Остер

#15 donetz

donetz

    legatus

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 4 665 сообщений
  • Город:Leeds (UK)

Отправлено 03 марта 2011 - 12:28

За Сасерну.
Отличный портрет.

Кстати, почему Плотия Планка, а не не Плавтия?
Его имя разве не сходно по написанию (в начальной части) с именем комедиографа - Плавта (Plautus)?
Member of Yorkshire Numismatic Society.
Главный редактор веб-проекта "Римскiй Садъ".

www.romangarden.ru

"..не менее 99 % всех когда-либо существовавших биологических видов не оставили следа в окаменелостях.."




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных