Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Конкурс. Монеты римской республики-2012. 2 группа.


  • Закрытая тема Тема закрыта
Сообщений в теме: 37

Опрос: Конкурс. Монеты римской республики-2012. 2 группа. (34 пользователей проголосовало)

Монеты римской республики. 2 группа

  1. Денарий Ман. Аквиллия. 109 г. (2 голосов [5.88%])

    Процент голосов: 5.88%

  2. Денарий Л. Корнелия Сципиона Азиагена. 104 г. (4 голосов [11.76%])

    Процент голосов: 11.76%

  3. Денарий Кв. Минуция Терма. 100 г. (4 голосов [11.76%])

    Процент голосов: 11.76%

  4. Денарий Л. Папия. 79 г. (0 голосов [0.00%])

    Процент голосов: 0.00%

  5. Проголосовал Денарий Г.Госидия Геты. 68 г. (19 голосов [55.88%])

    Процент голосов: 55.88%

  6. Денарий Л. Папия Цельза. 45 г. (3 голосов [8.82%])

    Процент голосов: 8.82%

  7. Денарий Г. Юлия Цезаря. 44 г. (2 голосов [5.88%])

    Процент голосов: 5.88%

Голосовать

#1 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 17 марта 2012 - 23:11

17 марта 45 г. до н.э. в битве при Мунде Г. Юлий Цезарь положил конец гражданской войне, победив войска, возглавляемые сыновьями Великого Помпея и Т. Лабиеном. Год спустя, 17 марта 44 г. до н.э. в этот день сенату удалось достигнуть соглашение с Антонием и Лепидом об амнистии цезареубийцам.
17 марта 2012 г. стартует вторая группа монет, участвующих в конкурсе.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#2 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 17 марта 2012 - 23:14

1. Денарий Ман. Аквиллия (109 г.)
Прикрепленный файл  Aquillius.jpg   44,18К   0 скачиваний

В конце II в. до н. э. в римской монетной чеканке появляется мода изображать на аверсах денариев не богиню Рому, а других богов и богинь, с которыми, по мнению монетариев, у их рода складывались особо близкие отношения. На монетах Фурия и Фонтея появляется Янус, Лициний Нерва изображает Диану, Корнелий Блазион — Марса, Тит Квинкций — Вейовиса.
Маний Аквиллий, видимо, увлекавшийся астрологией, изображает на своих денариях бога Солнца.
Реверс монеты представляет собой карту звездного неба. Луна в колеснице из двух белоснежных коней мчится по небу в секторе созвездия Орла. Четыре звезды, изображенные на поле реверса — это Альшаин, Альтаир и Таразед вверху и Денеб — в нижней части монеты.
Созвездие Орла (Aquila) и имя монетария настолько созвучны, что заставляют утверждать о неслучайности этого совпадения. Как представляется, Аквиллий пытался создать или утвердить генеалогический миф о происхождении своего рода от богов-олимпийцев — или от Юпитера, чьим символом являлся орел и с которым связано созвездие Орла (через миф о похищении Ганимеда), или от Соля-Гелиоса.
Интересно отметить, что символика «Соль/Луна и звездное небо» еще дважды встречается в республиканском чекане — на монетах Л. Лукреция Триона в 74 г. до н. э. и П. Клодия Туррина в 42 г. до н. э.
Однако, и в том, и в другом случае мы видим абстрактное изображение неба (Луна и семь звезд по кругу в первом случае, луна и пять звезд по кругу — во втором), в отличие от монеты Аквиллия, дающей явную отсылку к созвездию Орла…
Римская политическая система предлагала знатному юноше два пути совершения карьеры. Он мог стать судебным оратором и добиться известности среди избирателей в качестве обвинителя бывших магистратов или отправиться в армию в должности военного трибуна, чтобы снискать славу на полях сражений.
У Мания Аквиллия, чье происхождение было запятнано позорным стяжательством и сутяжничеством в судах отца — победителя Аристоника, выбора не оставалось. Карьера судебного оратора была перед ним закрыта — на слуху у квиритов еще были скандальные процессы его отца. И действительно, Цицерон в своей истории римского ораторского искусства вообще не упоминает Аквиллия, хотя вспоминает гораздо менее известных римских политиков. Очевидно, Аквиллий вообще не участвовал в судах в качестве обвинителя, иначе Цицерон упомянул бы его.
Таким образом, Манию Аквиллию осталась военная карьера. В ходе многочисленных войн, которые Рим вел в конце II в. до н. э. Аквиллий проявил себя, причем не только как полководец, но и как простой воин. Известно, что тело Мания Аквиллия было покрыто множеством шрамов от ран, полученных во время восхождения по ступеням военной карьеры.
В одной из кампаний (как представляется, во время Югуртинской войны) Маний Аквиллий близко сошелся с другим профессиональным воякой Гаем Марием и в дальнейшем стал его преданным сторонником.
В 103 г. до н. э. Марий взял Аквиллия, отбывшего к тому моменту преторскую магистратуру, в качестве легата на войну против германских племен. Роль Аквилия в это время — роль, фактически, первого заместителя Гая Мария. Именно его Марий оставил командовать легионами, когда отправился в Рим на очередные консульские выборы.
После победы в 102 г. до н. э. над тевтонами при Аквах Секстиевых Маний Аквиллий был избран консулом вместе со своим покровителем, для которого это был уже пятый консулат. В условиях продолжающейся войны с германскими племенами Марию нужен был преданный соратник для решения других возникающих перед государством проблем. А проблемы были не менее сложные.
Три года продолжалось восстание рабов на Сицилии и преторские армии, ежегодно посылаемые туда сенатом, не могли подавить его. Лициний Нерва, Гай Титиний, Луций Лукулл, Гай Сервилий из года в год приводили на Сицилию свои армии, но успеха добиться не могли. Решение сицилийского вопроса негласный руководитель римского государства поручил своему соратнику Аквиллию.
В боях на Сицилии virtus Мания Аквиллия проявилась вновь. Первое же сражение привело к разгрому восставших, во втором Аквиллий лично сразился с вождем рабов Афенионом, получил рану в голову но убил соперника. Едва поправившись от раны, он вновь атаковал и разгромил мятежников.
Остатки рабской армии заперлись в неприступной крепости. Аквиллий, понимая невозможность штурма, предложил восставшим капитулировать, обещая сохранить им жизнь и свободу. Мятежники, возглавляемые Сатиром, сдались, но римский полководец не посчитал нужным держать данную им клятву. Взятые в плен сицилийские рабы были отправлены в Рим в качестве гладиаторов — бестиариев. Однако, призвав квиритов к справедливости, они смогли выговорить себе… не освобождение, но более почетную смерть. Отказавшись сражаться, они перебили друг друга на алтарях, воздвигнутых на арене. Их предводитель Сатир до конца присутствовал при кровавом жертвоприношении и велел убить себя последнему из оставшихся в живых товарищу, который затем убил сам себя.
Так как сицилийские рабы восставали не впервые, Аквиллий установил строгие законы для этой провинции. Ни один раб не мог под страхом смерти носить оружие, даже простые дубины и рогатины. Цицерон приводит пример, когда раб, убивший терроризирующего всю округу огромного вепря, был казнен наместником провинции Гн. Домицием Агенобарбом за то, что сделал это с помощью рогатины.
Усмирив провинцию, Аквиллий решил увеличить за ее счет свое состояние и ограбил то, что осталось недограбленным рабами. Возвращение Аквиллия в Рим было торжественным. Хотя триумфа за победу над беглыми рабами полководцу и не полагалось, сенат разрешил ему войти в Рим с овацией, или с «малым триумфом». Овация отличалась от триумфа тем, что император входил в Город пешком, а не въезжал на квадриге, тем, что на голове у него был не лавровый, а миртовый венок, тем, что в жертву Юпитеру Капитолийскому приносился не бык, а овца (ovis), откуда, собственно, и произошло название «овация». Однако, различий в приобретаемом dignitas не было — имя полководца, заслужившего овацию, также вносилось в триумфальные фасты, он получал право подавать в сенате голос в ряду других триумфаторов.
Однако овация не уберегла Мания Аквиллия от неприятностей. По просьбам ограбленных Аквиллием сицилийцев молодой Л. Фуфий обвинил его в вымогательстве. Доказательства преступлений сицилийского наместника были неопровержимыми, к тому же присяжные помнили о клятвопреступлении обвиняемого в отношении сдавшихся рабов. Обвинительный приговор был предрешен, но речь защитника — Марка Антония Оратора — перевернула настроение коллегии присяжных. Антоний вывел подзащитного перед судьями как «скорбного старика в жалкой одежде», а в разгар речи сорвал с него тунику, обнажив рубцы от ран. В поддержку старого товарища выступил и Г. Марий. Аквилий был оправдан, но не из-за ложности обвинения, а из жалости.
После удачного для себя завершения процесса, Аквиллий на некоторое время отошел в тень. В 90-х гг. Маний Аквиллий исправно посещает сенат, участвует в заседаниях, но никакой роли в реальной государственной политике не играет. В это время Г. Марий, скомпрометированный своими действиями в период кризиса Сатурнина, был отодвинут представителями консервативной партии от руководства государством, и его сторонники также потеряли влияние.
Отстраненный от власти в Риме Г. Марий попытался восстановить свое влияние, совершив в 99—98 гг. путешествие на Восток, где провел переговоры с царями Малой Азии. Плутарх в биографии Мария писал, что «ища возможностей для новых подвигов, он надеялся, что ему удастся возмутить царей и подстрекнуть Митридата к войне, которую, как все подозревали, тот давно уже замышлял». Марий рассчитывал, что новая война заставит римлян вновь призвать его к власти и даст ему в руки армию — единственный инструмент, который мог поддержать его могущество.
Однако поставленной цели Марий не добился — Митридат выполнил все требования римлян и так и не дал повода к развязыванию войны.
Интересно отметить, что в это время в Малой Азии появляется еще один соратник Мария по войнам с Югуртой и германцами — Л. Корнелий Сулла, назначенный наместником Киликии. Сулла, в отличие от Мария обладавший imperium, активно вмешался в малоазийские дела, выступив против Митридата в деле о престоле Каппадокии, но также не смог подвигнуть понтийского царя к крупномасштабной войне.
В интересах «партии войны» действует в это время и Никомед III, царь Вифинии, чьи интересы Марий защищал еще в эпоху войны с германцами. В 104 г. Г. Марий обратился к азиатским царям, требуя помощи против нашествия с севера. Никомед, получивший его послание, отказал римлянам в предоставлении вспомогательных войск, объясняя это тем, что большая часть вифинцев была захвачена римскими публиканами и пребывала в рабстве в провинциях. По просьбе Никомеда Марий провел через сенат постановление о предоставлении свободы незаконно порабощенным союзникам.
В 90-х гг. Никомед III действовал в интересах Мария, систематически нагнетая напряжение в Азии. Он противодействовал интересам Митридата в Пафлагонии, пытаясь сделать там царем своего ставленника. Отметим, однако, что притязания Никомеда были пресечены сенатом, в котором в это время управляла консервативная партия. Консерваторам, в отличие от Мария, не нужна была большая война на Востоке, и они провели senatusconsultum о том, что Никомед и Митридат, «присвоившие чужие царства посредством самозванцев», были обязаны уйти из Пафлагонии и Каппадокии. В отличие от Митридата, против которого пришлось применить военную демонстрацию Суллы, Никомед немедленно отступил.
Смерть Никомеда III и борьба за престолонаследие в Вифинии, в которую активно вмешался Митридат, дали Марию новый шанс для развязывания большой азиатской войны. И Маний Аквиллий возвращается в большую политику. В 90 г. он вошел в состав сенатской комиссии, на которую возлагались задачи восстановления на престолах Вифинии — Никомеда IV и Каппадокии — Ариобарзана I, вновь свергнутого Митридатом. Отметим, что назначение Аквиллия совпало с новым возвышением Г. Мария — в ходе начавшейся Союзнической войны старый полководец вновь получил военную власть (как легат при консуле П. Рутилии Лупе) и уже успел одержать победу — первую победу римлян в неудачно складывавшейся кампании.
В состав комиссии вошли также А. Манлий Мальтин и Т. Манлий Манцин. Интересно отметить, что Аквиллий был не единственным марианцем в составе комиссии. Т. Манцин был тем народным трибуном, который в 107 г. предложил закон о предоставлении Марию командования против Югурты. Оказание помощи комиссии было возложено на Г. Кассия, наместника Киликии, и… Митридата Понтийского. Несомненно, марианская партия в сенате, проведшая senatusconsultum о назначении комиссии Аквилия, давала ему лишний козырь в азиатской игре — всегда можно было обвинить Митридата в «неоказании помощи».
Нет никакого сомнения, что Аквиллий был назначен главой комиссии. Он единственный из легатов обладал консулярским рангом — его коллеги не поднялись выше претуры. Именно ему, как представляется, и поручил Марий подтолкнуть Малую Азию к большой войне. Одновременно Манию Аквиллию представлялся отличный способ обогатиться — Никомед, готовый на все ради возвращения на престол, обещал выплатить ему огромные суммы.
Однако повода для войны вновь не нашлось. И Никомед, и Ариобарзан без сопротивления заняли свои престолы, Митридат вновь отступил. Понтийский царь даже убил Сократа Хреста, своего ставленника на вифинском троне и соперника Никомеда.
Не достиг Маний Аквиллий и другой своей цели — политические неурядицы последних лет привели Вифинию к нищете, и выкачать из нее желаемые суммы римским послам не удалось.
Тогда Аквиллий, его коллеги по посольству и наместник Азии Г. Кассий решили действовать не прикрываясь дипломатией. Потребовав от Никомеда напасть на Митридата, собрав вспомогательные отряды и запросив помощи у киликийского наместника Кв. Оппия, они четырьмя отрядами выступили против понтийского царя.
Митридат все еще рассчитывал на мирное разрешение конфликта и направил к Аквиллию посольство во главе с Пелопидом. Послы Понта предъявили римлянам обвинения против Никомеда и потребовали защиты от него, так как Митридат давним сенатским постановлением был признан «другом и союзником римского народа». Аквиллий ответил Пелопиду, что не потерпит, если Никомеду будет нанесен ущерб, запретив, таким образом, понтийскому царю защищаться против агрессии Никомеда. Пелопид в ответ пригрозил Аквиллию гневом сената, так как действия его комиссии давно уже противоречили заданию римского правительства. «Вы дадите ответ римскому сенату за то, что произошло в Каппадокии; ведь из-за вас, которые с таким презрением отнеслись к нам и прибегли к таким софизмам в своих ответах, поступил так Митридат. Он отправит с обвинением против вас своих послов в ваш сенат, он вызывает вас, чтобы вы перед сенатом оправдались в своих действиях и раньше не предпринимали ничего и не начинали столь большой войны без воли римского сената, — угрожал Пелопид. — Вы пытаетесь начать новую (войну — SP) с Митридатом, поочередно натравливая на него Никомеда и Ариобарзана. Вы говорите, что вы друзья и союзники, и носите такую маску, а обращаетесь с ним, как с врагом. Что ж! Еще и теперь, если что-либо заставило вас изменить свое отношение к происшедшим событиям, или запретите Никомеду обижать ваших друзей (и если вы это сделаете, то я вам обещаю, что царь Митридат окажет вам помощь и содействие против италийцев), или разорвите эту притворную с ним дружбу, или пойдемте в Рим на суд».
Несомненно, действия Аквиллия шли вразрез с поручением сената, который требовал установить твердый мир в Малой Азии, и легат сознательно шел на это. Провоцируя и развязывая войну, он рассчитывал на поддержку Мария и его фракции, а также, в случае судебного преследования, и на всадников, которые комплектовали коллегии присяжных. Именно интересам всадников-публиканов грозило усиление Митридата, с которым должен был покончить Марий после развязывания войны. Кроме того, Аквиллий наверняка надеялся на значительные денежные суммы, полученные от Никомеда, — подкуп суда был широко распространен.
Однако события пошли не так, как планировал Маний Аквиллий. Никомед был наголову разгромлен в первом же сражении, а вслед за тем потерпел поражение и Аквиллий. Кассий, сохраняя армию, бежал в Апамею, Квинт Оппий — в Лаодикею, лишенный войска Никомед — в Пергам, Аквиллий скрылся на Лесбосе.
Разгром римлян и их союзников придал Митридату уверенность, и он решился на осуществление своей давней мечты — уничтожение всех италиков в Азии. Всем царям, городам и племенам отправил он письма, в которых требовал в назначенный день «напасть на находящихся у них римлян и италийцев, на них самих, на их жен и детей и отпущенников, которые будут италийского рода, и, убив их, бросить их без погребения, а все их имущество поделить с царем Митридатом. Он объявил и наказания тем, кто их будет хоронить или укрывать, и награды за донос тем, кто изобличит или убьет скрывающих; рабам за показание против господ — свободу, должникам по отношению к своим кредиторам — половину долга. Такой тайный приказ он послал одновременно всем, и когда наступил этот день, то по всей Азии можно было видеть самые разнообразные картины несчастий».
В ходе массовых преследований попал в плен и главный виновник возникшей войны — Маний Аквиллий. Жители Митилены вероломно выдали понтийскому царю того, кому обещали гостеприимство. Для него Митридат придумал специальную казнь. Он приказал возить римского консуляра на осле по городам Азии, объявляя повсюду его имя и преступления, а в Пергаме, наконец, казнил его, влив в горло расплавленное золото, недвусмысленно подчеркнув римское корыстолюбие.
Так погиб Аквиллий, римлянин, прославленный доблестью и корыстолюбием…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#3 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 17 марта 2012 - 23:16

2. Денарий Л. Корнелия Сципиона Азиагена (104 г.)
Прикрепленный файл  Scipio Asiagenus.jpg   50,03К   3 скачиваний

Правнук победителя Великого Антиоха приходился родственником почти всем представителям римской политической элиты рубежа II – I вв. до н.э. Само происхождение его было залогом того, что ему предназначено было пройти по пути почестей до самых его вершин.
Исполнив магистратуру монетария, в эпоху кимврской войны (что, как и у большинства других монетариев не нашло отражения в письменных источниках), Луций Сципион впервые появился на страницах истории в год шестого консульства Мария. Кризис, развязанный мятежным народным трибуном Сатурнином, заставил сплотиться вокруг сената большинство элиты. Именно молодые аристократы составили тот отряд, который ночью взобрался на крышу курии, где содержались плененные сторонники Сатурнина, и разобрав ее, убили арестованных, метая в них острыми обломками черепицы. В их число, по сообщению Цицерона, входил и Азиаген.
В 90-х гг. Луций Сципион, как ему и было предначертано от рождения, в свой срок вошел в сенат. Нам не известно, когда и где он исполнял магистратуру квестора, но, как кажется, не будет ошибкой предположить, что это было в одной из провинций, где Рим вел военные действия. В 90 г., когда в Италии полыхала Союзническая война, Азиаген был назначен одним из младших легатов консула Секста Юлия Цезаря на южном фронте, что вряд ли было возможным, не имей он военного опыта. Вместе с Л. Ацилием он командовал обороной Эзернии, ключевого опорного пункта римлян на территории Самния. Однако, это командование оказалось неудачным. После поражения консула от войск марсов под командованием Веттия Скатона Эзерния была блокирована. После многодневной осады ее гарнизон, терзаемый голодом, был вынужден капитулировать, а его командиры бежали в Рим, переодевшись рабами.
Неудача под Эзернией не замедлила карьеры Сципиона – уже в 88 г. он был кооптирован в коллегию авгуров. Видимо, в этом же году или немного позже Сципион был избран претором и получил в управление Иллирию, где ему пришлось столкнуться с воинственными племенами скордисков, медов и дарданов. Скордиски были совершенно разгромлены. Остатки племени Сципион переселил за Дунай, закончив тридцатилетнюю войну против могущественного племени, нанесшего ранее поражения нескольким римским армиям. С медами и дарданами он заключил мирный договор, разрешив им заплатить дань. Этот договор вызвал некоторое возмущение в Риме – Сципиона обвиняли в том, что он получил взятку «священным золотом», то есть теми ценностями, которые иллирийцы ранее захватили в ограбленных ими храмах Македонии и Эллады, в том числе в Дельфах.
Однако возвращение Сципиона в Рим не закончилось судебным преследованием. В это время власть в Риме захватила группировка Мария и Цинны, изгнавшая из города сторонников Луция Суллы. Признав законность власти Цинны и передав ему свое победоносное войско, Сципион получил иммунитет от судебного преследования, хотя права на триумф за завершение длительной и многолетней войны не добился.
После смерти Цинны его коллега Г. Папирий Карбон не решился выставлять свою кандидатуру на третье подряд консульство и удовольствовался наместничеством в Цизальпинской Галлии – провинции, войска которого находились всего в нескольких переходах от Рима. Карбон провел выборы, которые выиграл Л. Корнелий Сципион Азиатик, получивший в коллеги занявшего второе место «нового человека» и старого марианца Г. Норбана. Именно им пришлось возглавить войска против Л. Корнелия Суллы, вернувшегося в 83 г. в Италию.
Войска двух Корнелиев встретились между Калами и Теаном, неподалеку от Капуи. Армия Сципиона вдвое превосходила сулланскую, но уступала ей в военном опыте. Сулла предложил переговоры и Сципион согласился заключить перемирие. Воспользовавшись прекращением боевых действий, сулланские агитаторы распропагандировали легионеров консула и те перешли на сторону победителя Митридата, выдав своего полководца. Сулла не стал ничего предпринимать против Сципиона, отпустив его в Рим. В столице консул провел новый набор и вновь выступил в поход, на этот раз против молодого Помпея. Встреча двух войск вновь оказалась неудачной для Сципиона – его новые солдаты, подобно прежним, бросили своего полководца и перешли на сторону противника.
Решив, что сопротивление бесполезно, Луций Азиаген добровольно удалился в изгнание, выбрав новым местом жительства Массилию в галльской провинции. Войдя в Рим, Сулла внес его имя в проскрипционный список, но преследование ограничилось конфискацией имущества – на жизнь добровольного изгнанника никто не покушался. Многие годы Сципион, удачно сражавшийся против врагов внешних, но неудачно против соотечественников, прожил среди греков Массилии, пользуясь славой «мужа честнейшего, но злополучного».
Луций Сципион был последним в роду Сципионов Азиатских. Не имея сына, он усыновил старшего сына М. Эмилия Лепида, получившего имя Л. Корнелия Сципиона Эмилиана. Отметим, что преемный сын был внуком Аппулея Сатурнина, в убийстве которого принимал активное участие преемный отец. После смерти Суллы в 78 г. Сципион Эмилиан вернулся в Рим и присоединился к родному отцу – консулу этого года М. Лепиду, боровшемуся за уничтожение сулланских порядков. Лепид назначил его своим легатом и в этом качестве Эмилиан принял участие в мятеже, разразившемся в 77 г. После поражения в битве на Марсовом поле и бегства Лепида, Эмилиан заперся в Альбе и некоторое время сопротивлялся войскам Катулла и Помпея, но был захвачен в плен и убит.
Родная дочь Азиагена осталась после добровольного изгнания отца без средств к существованию и несколько лет бедствовала, живя в приживалках у родственников. В середине 70-х гг. ее руки попросил П. Сестий, оказавший огромное уважение несчастному отцу невесты. Цицерон писал: «Публий Сестий относился к нему с глубоким уважением и заслужил всеобщее одобрение, немедленно выехав в Массилию, чтобы повидаться и утешить тестя, изгнанного во времена волнений в государстве и влачившего существование на чужбине, между тем как ему подобало твердо идти по стопам своих предков. Сестий привез к нему его дочь, чтобы он, неожиданно для себя увидев и обняв ее, если и не совсем, то хотя бы на некоторое время забыл свою скорбь. Кроме того, Сестий своими величайшими и неизменными заботами поддерживал и тестя в его горестном положении, пока тот был жив, и его осиротевшую дочь».
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#4 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 17 марта 2012 - 23:18

3. Денарий Кв. Минуция Терма (100 г.)
Прикрепленный файл  103-Минуций.jpg   130,71К   2 скачиваний

Я несколько омолаживаю данную монету по сравнению с традиционными взглядами на ее возраст. По моему мнению, она была отчеканена после войны Мария против германских племен и посвящена этому событию (подобно монете М. Сервилия с похожим сюжетом).
В самом деле, на рубеже II—I вв. до н. э. мало какое событие могло заставить резчика изобразить на монете бой легионера с варваром (да еще и в рогатом шлеме), кроме как война с кимврами и тевтонами. Связь с армией подчеркивает аверс монеты, изображающий молодого Марса, бога войны и покровителя воинов. Очевидно, что данные денарии чеканились или для войска Мария, претендовавшего на особое покровительство бога-тезки (и тогда они могли быть отчеканены и до сражений при Аквах Секстиевых и Верцеллах в соответствии с традиционной датировкой), или в ознаменование его побед. Последнее выглядит более вероятным, учитывая сюжет реверса монеты. Римский воин пришел на помощь своему поверженному товарищу и вступил в бой с варваром-германцем (на что, по нашему мнению, указывают рога на шлеме). Как представляется, данный сюжет является аллегорическим описанием битвы при Верцеллах, когда победоносная армия Мария пришла на помощь потрясенным и побежденным в одном из предыдущих сражений легионам Катула. Для римлян рубежа веков такая аллегория, исходящая из окружения Мария, должна была быть предельно понятной.
Кв. Минуций Терм совершил довольно успешную для представителя малоизвестного рода карьеру. В 89 г. до н. э. он был избран квестором и вошел в этом качестве в штаб консула Помпея Страбона, осаждавшего с армией Аускул. После начала гражданской войны и смерти Страбона от моровой язвы, Минуций перешел на сторону своего давнего патрона Г. Мария. В 86 г. до н. э. он отправился на Восток в качестве легата Л. Валерия Флакка, возглавлявшего войска марианцев против Митридата и Суллы. В отличие от своего коллеги Фимбрии, Минуций Терм был полностью лоялен к своему полководцу и даже был назначен им легатом пропретором Византия. Однако, гибель в мятеже полководца привела крушению карьеры и преданного ему легата — Терм был изгнан солдатами и бежал из Византия, после чего следы его теряются…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#5 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 17 марта 2012 - 23:19

4. Денарий Л. Папия (79 г.)
Прикрепленный файл  Papius.jpg   62,08К   0 скачиваний

Монета Л. Папия — представителя малоизвестного в эпоху республики рода — интересна своим сюжетом. На аверсе изображена Юнона Соспита — богиня, помогающая родам.
Культ Юноны Соспиты происходил из древнейшего латинского города Ланувия, основанного, по преданию, самим Энеем. К 90 году до н. э. храм был заброшен, и богиня послала пророческий сон знатной римской матроне. Богиня требовала восстановить храм и обещала грозными карами за пренебрежение к ее почитанию.
Матрона обратилась к верховному понтифику. Старый Гн. Домиций Агенобарб и беременная римлянка вдвоем приводили храм в порядок. Однако, несмотря на быструю реакцию на пророческий сон, вскоре начавшуюся Союзническую войну римляне расценили именно как гнев богини. Чеканка монеты, несущей на аверсе изображение Юноны Соспиты, являлась последним даром богине, а также символом прекращения десятилетней эпохи ее гнева.
Отметим, что монета чеканилась в год консульства мужа вышеназванной матроны и служила прославлению религиозного благочестия его рода.
Осталось назвать персоналии. Консулом 79 г. до н. э. был Ап. Клавдий Пульхр. Его женой, той самой благочестивой матроной — Цецилия Метелла, дочь Кв. Метелла Балеарика. А беременна во время описанных события она была своим последним ребенком Публием, который вошел в историю как неистовый трибун Клодий. Отметим, что убит Клодий был Т. Аннием Милоном Папианом, уроженцем Ланувия и потомственным жрецом культа ланувийской богини…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#6 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 17 марта 2012 - 23:21

5. Денарий Г. Госидия Геты (68 г.)
Прикрепленный файл  Госидий Гета.jpg   239,44К   2 скачиваний

Магистратура триумвира по чеканке монеты была, как правило, первой, которую занимал римлянин, начинавший восхождение по пути почестей. В зависимости от социального статуса, всех монетариев можно разделить на две группы. Одни, представлявшие знатные римские семьи, использовали эту магистратуру в качестве трамплина к высшим государственным должностям (таковы Л. Марций Филипп, Л. Эмилий Павел, Ман. Аквилий, в значительной степени — Л. Скрибоний Либон), для других — выходцев из всадничества или из италийских муниципиев — она зачастую была вершиной политической карьеры. Монетарий рассматриваемого здесь денария относится ко второй группе.
Род Госидиев Гет не был исконно римским по происхождению. Их родина — маленький муниципий Гистоний, находившийся в земле френтанов на восточном берегу Италии чуть севернее мыса Гарган («шпоры» итальянского сапога), — ныне городок Васто в Абуццах. Френтаны, входившие в самнитскую федерацию, начиная с III в. до н. э. имели статус римских союзников. Род Госидиев не обладал римским гражданством, но входил в состав местной элиты.
В Союзнической войне френтаны, как и другие племена центральной и южной Италии выступили против Рима и, хотя и потерпели военное поражение, все же добились своих целей — по закону Юлия (консула 90 г. до н. э. Л. Юлия Цезаря) и ряду других законодательных актов они получили римское гражданство. Распространение гражданских прав на всю территорию Италии привело к тому, что представители местных италийских элит начали вторгаться в римскую политику. Уже следующее поколение после Союзнической войны дает нам несколько имен бывших союзников, проложивших себе дорогу в сенат. Среди них — Г. Азиний Поллион и П. Вентидий Басс, ставшие консулами и получившие за военные подвиги право на триумф. Тогда же входят в курию Эгнатии, Папии, Веттии, Требации. В эпоху принципата Августа и его потомков процесс сращивания римской и италийской элит усиливается — внуки и правнуки союзников становятся консулами Рима и легатами императоров.
Род Госидиев Гет также предпринял штурм римского политического Олимпа, хотя и менее успешно, чем вышеназванные семейства. Первый из известных в римской истории Госидиев — Г. Госидий, сын Г., Гета был монетарием в 64 г. до н. э. В дальнейшем он, хотя и не сделал какой-то выдающейся карьеры, вероятно, вошел в сенат, пополнив ряды «заднескамеечников» и заложив основы для возвышения рода. Однако карьера Госидия Геты была прервана насильственным образом — в годы гражданской войны он поддержал не ту партию и был проскрибирован. Впрочем, нашему герою удалось избежать смерти благодаря сыну. Аппиан пишет: «Сын Геты представился, будто он сжигает во дворе дома труп повесившегося отца. Тайком он держал отца в недавно приобретенном имении. Там старик, чтобы быть незамеченным, надел кожаную повязку на один глаз. Когда наступил мир, он снял повязку, но глаз от бездействия уже потерял способность видеть». (B. C., IV, 41). Ему вторит Дион Кассий: «Среди них был Госидий Гета, сын которого устроил похороны, как будто он умер, и, таким образом, сохранил ему жизнь» (XLVII, 10, 6).
Пережив ужасы гражданской войны, Госидий Гета стал родоначальником довольно известного в эпоху Юлиев-Клавдиев рода. Его потомки служили императорам на военном поприще — участвовали в завоевании Британнии, Мавретании, а в 45 г. н. э. Гн. Госидий Гета достиг консулата — стал консулом-суффектом второй половины года.
Изображение на монете затрагивает известный мифологический сюжет — Калидонскую охоту. В соответствии с мифом, богиня Артемида (римская Диана, изображенная на аверсе), разгневанная недостаточной почтительностью к ней царя Калидона Ойнея, наслала на город страшного вепря, разорявшего окрестности и убивавшего жителей. Царь организовал охоту, обещав шкуру зверя тому, кто убьет его, и пригласив на нее наиболее известных героев, среди которых были Амфиарай, Кастор и Поллукс, Лаэрт (отец Одиссея), Нестор, Пелей (отец Ахилла), Тесей, Ясон и другие, в том числе одна женщина — Аталанта. Возглавил охоту сын царя Мелеагр. Много участников было убито и ранено, пока Мелеагр не нанес вепрю смертельный удар. Ему по праву и принадлежала шкура, однако, влюбленный в Аталанту, он подарил охотничий трофей ей, первой ранившей зверя стрелой. Из-за этого возникла ссора между Мелеагром и братьями его матери, которые хотели отнять у охотницы трофей. Мелеагр убил одного из дядей, за что был проклят матерью и погиб.
Наличие на монете данного сюжета связано с претензиями жителей окрестностей мыса Гарган на греческое происхождение. Сам мыс и лежащие напротив него Диомедовы острова являлись центром культа Диомеда, племянника Мелеагра. Потомками Диомеда и Мелеагра считали себя италики. В эпоху Союзнической войны происхождение от Диомеда стало идеологическим оружием — италики противопоставляли себя, потомков ахейцев, римлянам, ведущим происхождение от Энея и троянцев.
Поколением спустя страсти поутихли, вернее, перешли из военного противостояния в политическое. «Новые люди», отправлявшиеся в Рим штурмовать врата Курии, не имея в родословной консулов и триумфаторов, возводили ее к богам и героям…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#7 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 17 марта 2012 - 23:23

6. Денарий Л. Папия Цельза (45 г.)
Прикрепленный файл  45-Папий Цельз.jpg   54,26К   2 скачиваний

Род Папиев был одним из знатнейших в средней Италии. Его представители занимали высшие магистратуры в Пренесте и Казине, управляли самнитами и вольсками. Однако, родовым гнездом Папиев был Ланувий, где они в качестве потомственных жрецов отправляли культ великой латинской богини Юноны Соспиты, Матери и Царицы.
Л. Папий Цельз в годы гражданской войны встал на сторону Цезаря и в 45 г. был назначен им на должность триумвира по чеканке монеты. В этой должности он отчеканил несколько типов монет, подчеркивавших его ланувийское происхождение и связь с культом Юноны Соспиты. Представленная здесь монета стоит особняком – оба ее сюжета посвящены покровителю Папия – диктатору Цезарю.
На аверсе изображена персонификация триумфа с трофеем за плечами. Carnix, входящий в число предметов, составляющих трофей, недвусмысленно намекает на галльские победы Цезаря и первый из четырех триумфов, которые диктатор отпраздновал годом ранее.
Сюжет реверса посвящен предку Цезаря – Энею, основавшему Лавиний, первый из древних латинских городов, ставший родоначальником всех прочих, так называемых «древних латинских общин» (latines veteres). Легенду об основании Лавиния, изображенную на монете, рассказывает нам Дионисий Галикарнасский: «Согласно легендам относительно города Лавиния, троянцев посетили следующие знамения: когда самопроизвольно вспыхнул огонь, волк, таща в пасти сухое полено из рощи, бросил его в огонь, а прилетевший орел раздул взмахами крыльев пламя… Эней, узрев такую картину, объявил, что колония станет знаменитой и дивной, и шествующей к вершинам славы… И на форуме лавинийцев сохранились памятники этих знамений в виде медных фигурок животных, издревле оберегаемые».
Дальнейшая карьера Л. Папия Цельза неизвестна. Сыновья же его поддержали в гражданских войнах, разразившихся после смерти Цезаря, его премного сына Октавиана. Нам известно об их участии в иллирийских походах Октавиана, во время которых они посвятили в Наронах Далматских статую своему вождю в честь его победы над Секстом Помпеем. До наших дней сохранилась посвятительная надпись, украшавшая базу этой статуи: IMP. CAESARI DIVI F. SICILIA RECEPTA C. PAPIUS CELSUS M. PAPIUS CANUS FRATRES.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#8 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 17 марта 2012 - 23:24

7. Денарий Г. Юлия Цезаря (44 г.)
Прикрепленный файл  44-Цезарь.jpg   94,58К   2 скачиваний

К началу 44 г. Гай Цезарь победоносно завершил гражданскую войну. Большинство врагов его или погибли на полях сражений в Фессалии, Африке, Испании, или были вынуждены смириться под дланью победителя. Цезарь получил все почести, которых только мог домогаться смертный. Пять раз он въезжал в Рим с триумфом, отмечая победы над всеми известными частями света. В дополнение к ежегодному консульству он получил должность пожизненного диктатора (dictator perpetuo) c правом казнить и миловать, принимать и отменять законы, объявлять войну и заключать мир, не боясь судебного преследования. Наконец, первым среди римлян он получил право помещать свой портрет на монетах Города.
Цезарь понимал, что городские институты власти уже не соответствуют реалиям всемирного государства. Не могла империя с десятками миллионов населения зависеть в решении государственных вопросов от воли жителей одного города, пусть этот город и был столицей мира. Цезарь решил уничтожить монополию аристократии на участие в делах Республики и активно привлекал к ним жителей провинций. Десятки провинциалов вошли в сенат по воле диктатора Цезаря.
Эти действия не могли, разумеется, найти поддержки среди старой сенатской аристократии. По Риму ходили подметные листы, пародировавшие диктаторские эдикты: «В добрый час! Не показывать новым сенаторам дорогу в сенат!» Простые римляне также были недовольны новшествами. Они считали политические права своей неотъемлемой собственностью, которую они могли выгодно продавать несколько раз в год на выборах магистратов или при принятии законов. Теперь же Цезарь предложил им поделиться этими правами с иноземцами. Народ пел:

Галлов Цезарь вел в триумфе, галлов Цезарь ввел в сенат.
Сняв штаны, они надели тогу с пурпурной каймой.


Одним из таких «снявших штаны и надевших тогу галлов» был П. Сепуллий Макр. Он происходил из Патавия, муниципия Транспаданской Галлии у подножья Альп, жители которого получили гражданские права лишь несколько лет назад от Цезаря. Как и другие новые граждане, Сепуллий был обязан своими привилегиями Цезарю и являлся его преданнейшим клиентом.
Как и аверс, реверс этого денария посвящен диктатору Цезарю. На нем изображена прародительница рода Юлиев богиня Венера. В руке ее Виктория — символ военной славы победоносного полководца. Именно этот сюжет — Победоносную Венеру — взял в качестве пароля Г. Юлий Цезарь утром Фарсальской битвы. «Принося в полночь жертву Марсу, — пишет Аппиан, — он взывал и к своей прародительнице Венере (весь род Юлиев, полагал он, происходит от Энея и его сына Ила, слегка изменив его наименование) и дал обет в случае успеха построить в Риме в благодарность храм Венере-победительнице». Статуя из этого храма, ставшего центром нового римского форума, и изображена на монете.
…До мартовских ид оставалось несколько недель.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#9 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 17 марта 2012 - 23:26

Голосуем.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#10 donetz

donetz

    legatus

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 4 665 сообщений
  • Город:Leeds (UK)

Отправлено 17 марта 2012 - 23:43

No. 5
Member of Yorkshire Numismatic Society.
Главный редактор веб-проекта "Римскiй Садъ".

www.romangarden.ru

"..не менее 99 % всех когда-либо существовавших биологических видов не оставили следа в окаменелостях.."

#11 ave

ave

    Навечно в составе нашего Форума

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 108 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 17 марта 2012 - 23:45

Пока трогательное единодушие :) .
После поворота событий от плохого к худшему цикл повторится.

#12 donetz

donetz

    legatus

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 4 665 сообщений
  • Город:Leeds (UK)

Отправлено 18 марта 2012 - 00:16

Пока трогательное единодушие :) .


Госидиев в ЕФ держал много - у самого EF, но найти Диану с выражением просвещенной мещанки и неплохо сработанную борзую - дело непростое, имхо. Обычно борзая на этом типе выглядит, как сопля, и Диана як комсомолка в кокошнике...

Сообщение отредактировал donetz: 18 марта 2012 - 00:16

Member of Yorkshire Numismatic Society.
Главный редактор веб-проекта "Римскiй Садъ".

www.romangarden.ru

"..не менее 99 % всех когда-либо существовавших биологических видов не оставили следа в окаменелостях.."

#13 Sever

Sever

    tribunus

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 1 730 сообщений

Отправлено 18 марта 2012 - 01:26

Чесно говоря в первой ветке ничего не "торкнуло". Проголосовал в принципе так, для проформы. Зато здесь попадание сразу в десятку. №5.
Цезарь он конечно цезарь, но Диана сердцу ближе.
Multum, non multa

#14 Гость_irton33_*

Гость_irton33_*
  • Гости

Отправлено 18 марта 2012 - 01:45

№5. Приятна глазу каждая деталь.

#15 Протестант

Протестант

    primipilus

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 493 сообщений
  • Город:Московская область

Отправлено 18 марта 2012 - 08:21

Всем хорош денарий Геты: превосходная сохранность, отменная патина, замечательная проработка деталей - то складки и волосы, лица Дианаы, что тонкие черты собаки и шерсть вепря на реверсе. Многого стоит и хорошая ( лучшая в представленной серии !) патина, с ней и без того прекрасная рельефность смотрится отлично ! Как коллекционный экземпляр эта монета не имеет тут себе равных ! Только денарий Азиагена и может с ней поспорить !
А мне вот больше по душе пришлось несколько иное...
Все-таки, что ни говори, а в мировоззренческой основе - базе сюжетной линии для изображения на монете, монетарии тердо держатся так сказать, "святоотческих традиций", идет опора на национаьные мифы и предания; да и характер рисунка может быть хоть и прекрасно выполненным, нов се же в классической, "устаной" манере.
Оттого взгляд как то достаточно плано, не за что не " цепляясь" скользит по монетам, отмечая лишь сохранность, да отмечая, что будь у серрата Папия сохранность получше, они смотрелся бы почти и наравне с Гетой.
Я отметил особенность денарий Мания Аквилия: когда увидел изображение на аверсе бога Солнца, то сразу вспомнились профильные портреты Селевкидов на их тетрах, этакий совсем нечастый отблеск эллинизма в римской чеканке ! И как приятно это поразило ! И отчего то мелькнула тень древнего-древнего фараона Эхнатона, с его попыткой сделать единственным и правильным богом - бога солнца Атона.
Ну конечно же, реверс в этом отношении подкачал: он и потерт, и патины нету, и сделан, казалось бы, по худшему из римских трафаретов с двойкой коней, бигой и наездницей, да надписью без пяти секнд уродливыми буквами...
Казалось, что аверс с реверсом делали разные мастера, и заказывали их изображения разные монетарии !
У бога солнца спокойное, уверенное выражение лица красивого человека, и кажется, что рядом с резчиком штемпеля стояли оригиналы эллинистических статуй. А когда пробегаешь глазами соседей этого денария по конкурсу - почему-то от характера изображений остается привкус чучхе-плакатов - до приторности правильных,но каких-то пресных....
Голосовал за № 1.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных