Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Конкурс. Монеты римской республики-2013.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 46

Опрос: Конкурс. Монеты римской республики-2013. (26 пользователей проголосовало)

Выберите лучшую монету:

  1. Проголосовал Денарий Гая Рения. 138 г. (6 голосов [23.08%])

    Процент голосов: 23.08%

  2. Денарий Марка Фурия Фила. 119 г. (0 голосов [0.00%])

    Процент голосов: 0.00%

  3. Денарий Квинта Минуция Терма. Ок.100 г. (5 голосов [19.23%])

    Процент голосов: 19.23%

  4. Денарий Луция Марция Цензорина. 82 г. (1 голосов [3.85%])

    Процент голосов: 3.85%

  5. Проголосовал Денарий Гая Фабия Испанца для Гая Анния. 81 г. (4 голосов [15.38%])

    Процент голосов: 15.38%

  6. Денарий Гая Эгнатия Максима. 75 г. (1 голосов [3.85%])

    Процент голосов: 3.85%

  7. Проголосовал Денарий Гая Сервилия, сына Гая. 57 г. (3 голосов [11.54%])

    Процент голосов: 11.54%

  8. Денарий Сервия Сульпиция Гальбы. 51 г. (0 голосов [0.00%])

    Процент голосов: 0.00%

  9. Денарий Луция Муссидия Лонга для Цезаря Октавиана. 42 г. (2 голосов [7.69%])

    Процент голосов: 7.69%

  10. Денарий Марка Антония. 32-31 гг. (4 голосов [15.38%])

    Процент голосов: 15.38%

  11. Денарий Л. Пинария Скарпа для Марка Антония. 31 г. (0 голосов [0.00%])

    Процент голосов: 0.00%

Голосовать Гости не могут голосовать

#1 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:09

Коллеги!
Сегодня мы начинаем ежегодный конкурс республиканских монет.
Может быть, представленные сегодня монеты не такие шикарные и люксовые, как в предыдущих конкурсах, но они очень интересны с исторической точки зрения.
Большое спасибо коллегам, выставившим свои монеты на конкурс.
Смотрим, читаем и голосуем!
Окончание голосования - 24 марта в 20-00.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#2 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:11

1. Денарий Гая Рения. 138 г.

Прикрепленный файл  Рений.jpg   209,1К   4 скачиваний

Юнона Капротина, «козья богиня», издревле почиталась в Риме как покровительница плодородия и деторождения. Начало ее культа терялось в такой седой древности, что даже римляне поздней республики спорили, что же послужило толчком к почитанию Юноны Козьей.

В соседнем Ланувии, чьи культы были сильно переплетены с римскими, почитали Юнону Соспиту, «Спасительницу», которая изображалась в козьей шкуре. Отметим, что Соспита, помимо покровительства женского плодородия, была еще и воительницей, защитницей государства от врагов. Видимо, теми же функциями в архаическом культе обладала и Капротина, но в дальнейшем «передала» их этрусской Менрвэ и стала чисто женской богиней. Напоминанием о воинственных функциях древней Капротины является рассказ о смерти Ромула в день Капротинских нон, когда он возле культового места этой богини (Caprae palus – Козье болото) проводил войсковой смотр.

Впрочем, ко времени чеканки денария Г. Рения, Юнона Козья сконцентрировалась на функциях плодородия. Козья шкура, рога, мех и другие части были символами плодородия и очищения, использовались римлянами во всех обрядах, связанных с этими функциями, от мужских Луперкалий до женских Матроналий и Капротинских нон. Г. Рений, чье имя созвучно с латинским термином, означающим козью шкуру – reno, подчеркнул также связь с ланувийской Соспитой, которая была в эту шкуру одета. Возможно, это намек на ланувийское происхождение монетария. Род Рениев практически неизвестен – о его существовании в Риме говорит нам только данный денарий и надпись из Улубр, в которой упоминается вольноотпущенник Г. Ренний Лет. Небольшой городок Улубры, который находился неподалеку от Ланувия и был связан с его культами, и был, видимо, родиной Рениев.

Улубры были символами захолустья – Гораций пишет, что не надо гнаться за счастьем – оно всегда рядом, «даже в Улубрах». Ему вторит Ювенал, призывая к умеренности. Сравнивая судьбу великого Сеяна, кончившего жизнь на плахе, с судьбами мелких людишек, он пишет:

Что предпочтешь ты — одеться в претексту хотя бы Сеяна
Или начальством в Фиденах и Габиях быть деревенским,
Жалким эдилом служить в захолустье улубрском и кружки
Неполномерные бить, учиняя над ними расправу?

Отметим, что через восемь десятилетий в Улубрах прошло детство Гая Октавия, будущего властелина Ойкумены под именем Цезаря Августа…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#3 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:12

2. Денарий Марка Фурия Фила. 119 г.

Прикрепленный файл  Фурий Фил.jpg   57,12К   0 скачиваний

Данная монета принадлежит чеканке М. Фурия Фила, представителя знаменитого патрицианского рода, известного с первых лет республики. Сам монетарий, кроме выпуска денариев, ничем не прославился, но его предки неоднократно занимали высшие в государстве должности, справляли триумфы за победы над врагами Рима. Далеким предком Фила был М. Фурий Камилл, признанный самими римлянами «вторым основателем Рима».

Денарий Фурия Фила представляет собой один из первых образцов прославления в монетной чеканке заслуг предков. Он указывает на аверсе имя отца (L. F. – то есть «сын Луция»), что совершенно не требовалось от монетариев, но в данном случае позволяло подчеркнуть происхождение от консула 136 г. до н. э.

Впрочем, основной сюжет монеты отсылает нас к другому предку монетария – его прадеду Л. Фурию Филу, авгуру, консулу и цензору, триумфатору 223 г. до н. э. Отметим, что триумф Л. Фурия Фила праздновался за победы над галлами, что подчеркивается сюжетом реверса, – среди предметов трофея мы видим типично галльские щит и carnix.

Триумф Фила был необычен тем, что праздновался также и его коллегой по консулату Г. Фламинием. Указание на «двойной триумф» мы видим на аверсе монеты, где изображен двуликий Янус.

Отметим в завершение, что чеканка денариев осуществлялась М. Фурием Филом в эпоху броска римлян на север, за Альпы. В это время римляне разгромили арвернов – крупнейший племенной союз заальпийских галлов, основали Нарбонну – первую колонию в сердце галльских земель и подчинили своей власти побережье Средиземного моря от Альп до Пиренеев, учредив провинцию Нарбоннскую Галлию. Галльский сюжет денариев Фурия Фила, помимо обращения к памяти предков, не мог не являться реакцией на современные события. Впрочем, таким образом, монетарий убивал сразу «двух зайцев» – льстил могущественным победителям галлов Фабию Максиму и Домицию Агенобарбу и пытался продемонстрировать римлянам славную, но уже довольно обветшавшую историю своего рода…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#4 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:17

3. Денарий Квинта Минуция Терма. Ок. 100 г.

Прикрепленный файл  Минуций Терм.jpg   91,31К   1 скачиваний

Я несколько омолаживаю данную монету по сравнению с традиционными взглядами на ее возраст. По моему мнению, она была отчеканена после войны Мария против германских племен и посвящена этому событию (подобно монете М. Сервилия с похожим сюжетом).

В самом деле, на рубеже II—I вв. до н. э. мало какое событие могло заставить резчика изобразить на монете бой легионера с варваром (да еще и в рогатом шлеме), кроме как война с кимврами и тевтонами. Связь с армией подчеркивает аверс монеты, изображающий молодого Марса, бога войны и покровителя воинов. Очевидно, что данные денарии чеканились или для войска Мария, претендовавшего на особое покровительство бога-тезки (и тогда они могли быть отчеканены и до сражений при Аквах Секстиевых и Верцеллах в соответствии с традиционной датировкой), или в ознаменование его побед. Последнее выглядит более вероятным, учитывая сюжет реверса монеты. Римский воин пришел на помощь своему поверженному товарищу и вступил в бой с варваром-германцем (на что, по нашему мнению, указывают рога на шлеме). Как представляется, данный сюжет является аллегорическим описанием битвы при Верцеллах, когда победоносная армия Мария пришла на помощь потрясенным и побежденным в одном из предыдущих сражений легионам Катула. Для римлян рубежа веков такая аллегория, исходящая из окружения Мария, должна была быть предельно понятной.

Кв. Минуций Терм совершил довольно успешную для представителя малоизвестного рода карьеру. В 89 г. до н. э. он был избран квестором и вошел в этом качестве в штаб консула Помпея Страбона, осаждавшего с армией Аускул. После начала гражданской войны и смерти Страбона от моровой язвы, Минуций перешел на сторону своего давнего патрона Г. Мария. В 86 г. до н. э. он отправился на Восток в качестве легата Л. Валерия Флакка, возглавлявшего войска марианцев против Митридата и Суллы. В отличие от своего коллеги Фимбрии, Минуций Терм был полностью лоялен к своему полководцу и даже был назначен им легатом пропретором Византия. Однако, гибель в мятеже полководца привела крушению карьеры и преданного ему легата — Терм был изгнан солдатами и бежал из Византия, после чего следы его теряются…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#5 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:20

4. Денарий Л. Марция Цензорина. 82 г.

Прикрепленный файл  Марций Цензорин.jpg   81,78К   1 скачиваний

Луций Цензорин был младшим братом одного из лидеров марианской партии во время гражданской войны 80-х годов I века. Ставший монетарием в год поражений марианцев, он не успел сильно навредить Сулле.Поэтому Луций не был включен в проскрипционные списки, в отличие от брата,который был обезглавлен после битвы у Коллинских ворот.

Десятилетие спустя во время III Митридатовой войны мы видимЦензорина префектом флота на Черном море, потерпевшим поражение от флота понтийцев близ Синопы.

В дальнейшем Цензорин в источниках не упоминается, но его сын, близкий соратник Антония, во времена II триумвирата достиг высших почестей, став последовательно претором, проконсулом Македонии после ее освобождения от войск цезареубийц, триумфатором и консулом, а также войдя в жреческую коллегию квиндецимвиров – жрецов Аполлона.

Изображение Аполлона на аверсе денариев Л. Цензорина подобно многим другим изображениям этого бога на монетах сторонников Мария и Цинны следовало в русле недавней традиции, помещавшей Аполлона на аверсы денариев после войн с кимврами и тевтонами. Напротив, Сулла в своей чеканке обращается к славному прошлому Рима и украшает аверсы своих монет принятыми издревле бюстами Ромы.

Статуя Марсия на реверсе, обыгрывая созвучие имени монетарияMarcius-Marsyas, несет также и политическое послание. Эта статуя, привезенная из Азии столетием раньше, стала символом городских свобод и, вероятно,призывала к борьбе плебса против сенатской олигархии. На заднем плане изображена колонна со статуей Виктории наверху – символ побед знаменитого предка монетария – четырехкратного консула, цензора, первого диктатора из плебеев – Г. Марция Рутила, дважды справившего триумф – в 357 г.над привернатами и годом позже – над этрусками.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#6 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:21

5. Денарий Гая Фабия Испанца для Гая Анния. 81 г.

Прикрепленный файл  Анний и Фабий.jpg   217,43К   3 скачиваний

«Когда Серторию стало известно, что Сулла овладел Римом, а сторонники Мария и Карбона разбиты, он стал ожидать, что в Испанию будет послан полководец с войсками для решительной войны против серторианцев. Поэтому он сразу же приказал Ливию Салинатору с шестью тысячами тяжеловооруженных воинов занять проходы в Пиренейских горах. И действительно, Гай Анний, который некоторое время спустя был послан Суллой в Испанию, убедился, что Ливий недосягаем, и не зная, что предпринять, медлил у подножия гор. Лишь после того, как некто Кальпурний, по прозвищу Ланарий, коварно убил Ливия и воины покинули высоты Пиренеев, Анний перевалил через горы и двинулся вперед с большим войском, сокрушая сопротивление противника. Серторий, который был не в состоянии принять бой, бежал с тремя тысячами воинов в Новый Карфаген; там они сели на корабли, пересекли море и высадились в Африке, в стране мавританцев. Варвары напали на них в тот момент, когда воины, не выставив охранения, таскали воду; и вот Серторий, потеряв многих, вновь поплыл в Испанию. Оттуда он тоже был отброшен, но тут к нему присоединились пираты-киликийцы, и он высадился на острове Пифиуса и занял его, сломив сопротивление оставленного Аннием караульного отряда. Немного спустя, однако, явился Анний с большим числом кораблей и пятью тысячами тяжеловооруженных воинов; Серторий предпринял попытку дать решительное сражение, несмотря на то, что его суда были легкими, пригодными для быстрого плавания, но не для битвы. Но тут подул сильный западный ветер, на море поднялась буря, и большая часть неустойчивых судов Сертория была отнесена в сторону, к скалистому берегу; сам Серторий, уйдя с немногими кораблями, десять дней провел в труднейших условиях, гонимый встречным прибоем и суровыми волнами; буря не давала ему выйти в открытое море, а враги — пристать к берегу».

Так описывает Плутарх первый этап серторианской войны, во время которого Г.Анний изгнал мятежного полководца из испанских провинций.

Г. Анний происходил из знатного рода и был младшим сыном консула 128 г. Т. Анния Руфа и внуком консула 153 г. Т. Анния Луска. Старший брат Анния, по древней римской традиции названный именем отца, в 89 г. входил в штаб консула Гн. Помпея Страбона и в этом качестве отмечен на знаменитой аскульской таблице.

Сам Гай Анний начал карьеру во время югуртинской войны. В 107 г. его имя впервые появляется на страницах истории в качестве превекта, посланного Метеллом в Лептис Магну во главе четырех когорт. Видимо, и после смены главнокомандующего он остался служить в Африке, где должен был познакомиться с квестором Гая Мария Луцием Корнелием Суллой, который через четверть века отправит его в Испанию против Сертория.

После югуртинской войны Анний был квестором, а в конце 90-х гг. до н.э. – претором. Возможно, в 90-х гг. он в качестве легата участвовал в войне против кельтиберов и знание театра военных действий помогло ему получить наместничество во время диктатуры Суллы. Это произошло в 81 г.

Вероятно, Анний был назначен наместником обеих испанских провинций. Об этом говорит наличие у него двух квесторов, каждый из которых чеканил монету. Это были Л. Фабий Испанец и Г. Тарквитий. В 80 г. Анний дождался преемников и передал им провинции. Ближнюю Испанию возглавил М. Домиций Кальвин, Дальнюю – Л. Фуфидий. Именно им придется терпеть поражения от Сертория во время его вторжения в Испанию.

Анний же со своими квесторами вернулся в Рим. Так как ему было уже около 60 лет, он отошел от политической деятельности, а вот его квесторы попытались сделать карьеру, участвуя в гражданских беспорядках. В 78 г. они оба поддержали антисулланское движение Лепида, почему и были осуждены заочно после его поражения и вместе с М. Перперной оказались в Испании. В это время Серторий уже был полновластным владыкой испанских племен и Фабию с Тарквитием не осталось ничего, кроме как присоединиться к своему противнику четырехлетней давности. В дальнейшем они оба участвовали в заговоре против Сертория и его убийстве и оба были казнены Помпеем после поражения армии Перперны.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#7 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:24

6. Денарий Гая Эгнатия Максима. 75 г.

Прикрепленный файл  Эгнатий Максим.jpg   66,94К   4 скачиваний

Хотя представители рода Эгнатиев давно входили в сенат, они не добивались больших успехов в карьере, оставаясь скромными педариями – сенаторами, не имевшими права выступать в курии, но лишь голосовать «ногами», молча присоединяясь к толпе сторонников какого-нибудь законопроекта. Единственным Эгнатием, добившимся большего, стал прадед монетария - один из первых наместников Македонии (как кажется - в середине 140-х гг., сразу после Метелла Македонского и Мумия Ахейского) и строитель Эгнатиевой дороги, соединяющей Диррахий и Византий.

Дед монетария вообще неизвестен. Вновь Эгнатии всплывают из бездны забвения только в середине 70-х гг., причем проявляют себя не в лучшем свете. В это время в сенат входили два Эгнатия – Гней, внук наместника Македонии и его старший сын с тем же именем. Еще один Эгнатий, Гай, был еще молод и только готовился штурмовать лестницу почестей.

В 74 г. в Риме разразился скандал. Римский всадник из Ларина А.Клуенций Габит обвинил свою мать Сассию и ее третьего мужа Стация Аббия Оппианика в попытке отравления. Суд над Оппиаником стал позорнейшей страницей в истории римского правосудия. И обвиняемый и обвинитель подкупали судей, адвокаты не брезговали лжесвидетельствами, претор, председательствовавший на процессе, настолько дискредитировал себя, что был вынужден подать в отставку и отказаться от общественных дел.

Одним из судей, получавших взятку, был Гней Эгнатий-младший. Его роль в процессе оказалась настолько мерзкой, что отец переписал завещание и лишил его наследства, назначив сонаследниками младшего сына Гая совершенно чужих людей.

Четыре года спустя цензоры Лентул Клодиан и Гелий Попликола заинтересовались этим делом. Клуенций получил цензорское замечание. Восемь судей из семнадцати, голосовавших за осуждение Оппианика, были изгнаны из сената. Гней Эгнатий-младший, однако, изгнан не был. Цензоры посчитали, что нельзя дважды наказывать за одно преступление, и решили, что отцовская власть выше цензорской. Они утвердили решение старшего Гнея Эгнатия о лишении сына наследства, но изгнали из сената отца, обвинив его в превышении полномочий.

Гай Эгнатий Максим после этих событий разочаровался в общественной службе и удалился в частную жизнь. Он стал близким другом знаменитого банкира Т.Помпония Аттика и его товарищем в делах. В этом качестве Эгнатий часто был посредником между Аттиком и Цицероном, помогая оратору разобраться в его запутанном состоянии. Вместе с Цицероном он и погиб…

Г. Эгнатий Максим и его сын были внесены в проскрипционные списки. Бросившись в объятия друг другу, они были убиты одним ударом. Головы их были отсечены и доставлены на форум, а тела так и остались обнявшимися. Последней в роде осталась дочь Гая, Эгнатия, которая вышла замуж за всадника Кв. Темпсония и затем была похоронена с ним в одной могиле.
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#8 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:25

7. Денарий Гая Сервилия, сына Гая. 57 г.

Прикрепленный файл  Сервилий - Флора.jpg   204,3К   1 скачиваний

Шел 650-й год от основания Рима, он же год консульства Гая Мария (в третий раз) и Л. Аврелия Ореста. Римское государство шаталось… С севера бесконечным волнами приближались орды германских племен кимвров и тевтонов, в Риме популистскими законами добывал политический авторитет Л. Аппулей Сатурнин, на Сицилии бушевала рабская война, вторая на памяти одного поколения.

Претор Сицилии Луций Лукулл был хорошим полководцем. Разгромив шайки рабов в нескольких сражениях, он вытеснил их из прибрежных районов в горы и запер в крепости Триокале. Крепость, получила свое название от трех преимуществ – обилия свежей воды, огромного числа виноградников и масличных плантаций и неприступного расположения на скале. Лукулл, однако, как и все римляне, любил и умел осаждать города. Триокала была окружена валами и палисадами, легионеры срывали холмы и засыпали пропасти, возводили стены и рыли рвы, строили тараны и камнеметы. Казалось, что судьба рабского восстания решена и вожди восставших вскоре сложат оружие…

Однако римская конституция не всегда была гибким инструментом. Сципиона можно было назначить наместником Испании и отправить сражаться против пунийцев, хотя он был частным лицом. Гая Мария можно было избирать консулом пять лет подряд и держать его во главе армий на севере до тех пор, пока он не уничтожит германскую угрозу. Но Сципион и Марий были гениями, которым римляне разрешали нарушать констиуцию…

Луций Лукулл не был ни Сципионом, ни Марием и в конце года узнал о том, что сенат назначил ему замену. Обидно было, что новый наместник приходил на все готовое и, таким образом, крал у Лукулла заслуженный триумф. Еще обиднее было то, что новым наместником был близкий родич, однако из той ветви роды, с которой Лукулл и его близкие, скажем мягко, не слишком дружили… Дело в том, что Лукулл и отец нового наместника Гай Сервилий были женаты на двоюродных сестрах Метеллах, дочерях Метелла Кальва и Метелла Македонского соответственно.

Гай Сервилий, по мнению Лукулла, поступал не по-родственному, что, впрочем, соответствовало его представлениям обо всем выводке Метелла Македоника. Разве не Метелл Капрарий, дядя Сервилия, малодушно пошел на поводу толпы и включил в сословие всадников этого выскочку Эквития, претендующего, ни много ни мало, на происхождение из славного рода Гракхов, в тот день, когда его, Лукулла, собственный шурин Метелл Нумидийский предпочел быть избитым толпой, но не поступиться принципами?

Лукулл понимал, что сицилийское наместничество и командование против рабов придется сдать… Но разве он обязан отдавать кузену триумф? Нет, пусть добивается всего сам!

И Лукулл приказал сровнять валы и засыпать рвы, снести стены и разобрать палисады, разрушить осадные машины и уничтожить повозки. Затем он отвел свою армию от Триокалы, раздал легионерам деньги из казны наместника и демобилизовал их.

Встретившись с новым наместником в Мессине, Лукулл пожелал ему успехов в войне с рабами и отбыл в Рим, оставив сменщика без денег, войск и снаряжения. Сервилий рвал и метал, но сделать было уже ничего невозможно. Восставшие рабы, еще несколько недель назад готовившиеся к позорной смерти на кресте, воспряли духом и вновь распространились по острову. В течение года Сервилий пытался поднять на борьбу с врагами жителей острова, но терпел неудачу за неудачей. Сдав в конце года должность консулу Манию Аквиллию, герою недавнего сражения у Акв Секстиевых, Сервилий отправился в Рим, переполненный жаждой мести.

В Городе он незамедлительно обвинил Лукулла в оскорблении величия и добился его осуждения. Впрочем, торжествовать победу Гаю Сервилию пришлось недолго. Вскоре сыновья Лукулла Луций и Марк в свою очередь обвинили его в оскорблении величия римского народа и также добились осуждения. Так зародилась смертельная вражда между Сервилиями и Лукуллами, потомками Метеллов, которая не затухла даже через полвека. Об этой вражде между родичами часто писал Цицерон.

Гай Сервилий, незадачливый сменщик Лукулла, происходил из ветви Сервилиев Ватий, но не пользовался этим когноменом. Еще до своей претуры он, первым из плебейских Сервилиев, вошел в коллегию авгуров и взял жреческий титул в качестве когномена.

Внук Сервилия с тем же именем Гай также пользовался когноменом Авгур, символом чего является жреческий посох lituus на аверсе представленного денария. Изображние Флоры и легенда FLORAL PRIMUS говорят о начале ежегодного празднования Флоралий в 173 г. до н.э. и о том. что первым устроителем игр был предок монетария.

Сцена реверса, долгое время вызывавшая споры между исследователями, изображает, на мой взгляд, скандальную историю со сменой родственниками друг друга в сицилийском наместничестве. Об этом говорит одинаковое вооружение воинов, намекающее на их принадлежность к одной – римской – армии и символическое салютование оружием, которое они делают друг другу.

Возможно, монетарий Гай Сервилий Авгур решил положить конец вражде родичей и чеканкой этой монеты призывал их заключить мир, тем более что живы были еще непосредственные участники скандала – брат Сервилия Авгура П. Сервилий Ватия Исаврийский и сыновья претора Лукулла Л. Лициний Лукулл Понтийский и М. Теренций Варрон Лукулл…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#9 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:26

8. Денарий Сервия Сульпиция Гальбы. 51 г.

Прикрепленный файл  Сульпиций Руф.jpg   74,21К   3 скачиваний

Патрицианский род Сульпициев к концу республики был настолько разветвленным, что принадлежность монетария данного денария к той или иной ветви рода дискуссионна. Э. Сайденхем считает, что монетарий Сервий Сульпиций был Гальбой, М. Кроуфорд предположительно относит его к семье Руфов.

Мне представляется, что верна гипотеза Сайденхема. Нам действительно известны в конце 50-х гг. до н.э. два молодых Сервия Сульпиция, один из которых в гражданской войне поддержал Помпея, а другой Цезаря. Также и два Сервия из старшего поколения разделились – Руф, консул 51 г., последовал за Помпеем, а Гальба, претор 54 г., - за Цезарем. Я думаю, что в данном случае сыновья повторили выбор отцов и сын Руфа стал помпеянцем, а сын Гальбы – цезарианцем.

Почему же я считаю монетарием последнего? Помпеянец Сервий Сульпиций Руф назван Цезарем сенатором, тогда как при рассказе о Сервии Гальбе Цицерон дает нам понять, что речь идет о не достигшем этого звания юноше.

Как мне кажется, монетарию 51 г. не хватило бы времени для того, чтобы вступить в сенат и быть его членом в 49 г., что заставляет предположить его происхождение от Гальб.

Впрочем, путаница двух молодых Сервиев происходит не только при атрибуции монет. В конце 63 г. избранный консул Л. Лициний Мурена был обвинен в подкупе избирателей. Обвинителями были Сервий Сульпиций Руф (будущий консул 51 г.), Гай Постум, Марк Катон и молодой Сервий Сульпиций. Традиционно считается, что речь идет о сыне главного обвинителя. Однако мне кажется, что это не так.

В одном месте своей речи в защиту Мурены Цицерон пишет, говоря об обвинителях: «самое горькое то, что его обвинители не из ненависти и враждебности дошли до обвинения, а из стремления обвинить дошли до враждебности. Ибо (если не говорить о Сервии Сульпиции, который, как я понимаю, обвиняет Луция Мурену не из-за испытанной им обиды, а в связи с борьбой за почетную должность) его обвиняет Гай Постум, как он и сам говорит, друг и давнишний сосед его отца, свой человек, который привел много оснований для дружеских отношений между ними и не мог назвать ни одного основания для раздора; его обвиняет Сервий Сульпиций, отец которого принадлежит к тому же товариществу (sodalis filius), что и Мурена; он всеми силами своего ума должен был бы защищать всех близких друзей отца; его обвиняет Марк Катон, который никогда ни в чем не расходился с Муреной, причем он рожден в нашем государстве для того, чтобы его влияние и дарование служили защитой многим, даже чужим ему людям и не губили даже его недругов».

Мне представляется невозможным, чтобы Цицерон возмущался тому, что молодой Сервий обвиняет коллегу отца, если сам отец является обвинителем. Напротив, если речь идет о Сервии Гальбе, то возмущение Цицерона понятно – действительно, принадлежность отца Гальбы к одной коллегии с Муреной накладывало на молодого человека узы amicitia, преступать которые считалось зазорным. Коллегия, о которой идет речь, вероятно коллегия авгуров. По крайней мере, о принадлежности к ней старшего Сервия Гальбы через несколько лет после процесса нам уверенно говорит все тот же Цицерон.

В 49 г. младший Сервий Сульпиций командовал отрядом, посланным цезарианцами в Брундизий для захвата Помпея, но в дальнейшем он исчезает из истории. Возможно, молодой Гальба погиб в одном из сражений гражданской войны. Род продолжил его брат Гай, ставший дедом императора Гальбы.

Изображение реверса – победоносный римлянин с пленником возле морского трофея – также дискуссионно. М. Кроуфорд приводит версии, что речь изображена встреча Публия Гальбы (консула 211 г.) с эгинцами, которую описывает Полибий, или таким образом обозначен триумф Г. Сульпиция Патеркула над карфагенянами и Сардинией. Обе версии представляются нам неудовлетворительными. Деяния Публия Гальбы были незначительными, он даже не получил триумфа, а Патеркул относился к другой ветви рода и не был предком монетария, да и триумф его не был морским.

Мне кажется, что данный сюжет действительно посвящен славе предков, но предков не по отцовской, а по материнской линии. Отец монетария был женат на Лутации, дочери Катула, таким образом монетарий Сервий Гальба был потомком Гая Лутация Катула, победителя при Эгатских островах, завершившего первую войну с Карфагеном. Гай Катулл действительно был одним из немногих римлян, справивших не обычный, но морской триумф:

C(aius) Lutatius C(ai) f(ilius) C(ai) n(epos) Catulus pro a(nno) DXII

co(n)s(ule) de Poeneis ex Sicilia navale(m)

egit IIII Nonas Octobr(es)
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#10 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:28

9. Денарий Луция Муссидия Лонга для Цезаря Октавиана. 42 г.

Прикрепленный файл  Юлий Цезарь - Муссидий Лонг.jpg   104К   2 скачиваний

Л. Муссидий Лонг родился не в Риме. Его родина находилась в горах центральной Италии, где в земле пелигнов находился городок Сульмон. Подобно своему младшему современнику Овидию, Муссидий мог воскликнуть:

«Город родной мой — Сульмон, водой студеной обильный,
Он в девяноста всего милях от Рима лежит».

Пелигны были одним из двенадцати племен, восставших против Рима во время Союзнической войны и получили гражданство только после ее окончания. В борьбе Мария и Суллы они поддерживали первого и диктатор подверг город разрушению, после чего вывел туда колонию. Как кажется, наш монетарий был лишь вторым римским гражданином в своей семье. Отметим, что Муссидии сильно гордились своим гражданством – до наших дней сохранилась надпись, где Сир, вольноотпущенник Муссидиев, называет себя «либертином римлян»:

L. Mussidio Romanei l. Syro

Наиболее значительным родом Сульмона были Вибии и именно они первыми отправились в Рим штурмовать cursus honorum. Первым сенатором из Сульмона стал, видимо, Г. Вибий Панса, монетарий 90 г., поддержавший вместе со своими земляками Мария и казненный во время сулланских проскрипций. Его сын в гражданской войне выступил на стороне Цезаря и после его победы достиг высших почестей. В свите Пансы, как кажется, в Риме оказался и Л. Муссидий Лонг.

В 44 г. Цезарь был убит, а еще через год во время Мутинской войны погиб и Панса. Муссидий лишился покровителей, но обрел нового в лице приемного сына Цезаря, назначившего его монетарием на 42 г. Под знаменем Цезаря Октавиана Муссидий сражался в гражданских войнах и поднимался по пути почестей, достигнув уже в 20-х гг. должности проконсула Сицилии.

Л. Муссидий Лонг был женат на Поллии, происходящей, возможно из пренестинского рода. Их потомки вошли в состав новой аристократии и вплоть до эпохи Нерона исправно поставляли Риму магистратов.

Сын Муссидия и Поллии Т. Муссидий Поллиан стал последовательно куратором дорог, квестором, народным трибуном, претором и проконсулом одной из сенатских провинций.

Внук монетария, тоже Тит Поллиан, прошел те же ступени, но поднялся выше, став во времена Клавдия консулом и наместником Нарбоннской Галлии. Тот же император включил Муссидия с его родом в сословие патрициев.

Сын нового патриция Тит Муссидий Поллиан был военным трибуном, триумвиром по чеканке монеты, квестором Нерона Августа и умер накануне претуры. С ним пресекся род потомков одного из монетариев Цезаря…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#11 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:30

10. Денарий Марка Антония. 32-31 гг.

Прикрепленный файл  Антоний 6 легион.jpg   108К   1 скачиваний


VI легион Цезаря был создан им в Цизальпийской Галлии в одно время с V Alauda — в начале 53 г. Видимо, состав VI легиона, так же, как и состав V-го, был разношерстным. Цезарь активно привлекал к службе население долины По независимо от наличия или отсутствия римского гражданства. Цезарь пишет, что в это время было набрано три легиона легатами М.Юнием Силаном, Г. Антистием Регином и Т. Секстием. Один из них, вероятно, и стал первым командиром легиона.

Боевое крещение VI легион получил во время подавления Великого Галльского восстания. Осенью 52 г. он вместе с XIV легионом располагался в земле эдуев в Кабиллонуме (Шалон-на-Соне) или Матисконе (Макон). Легионами командовали Кв. Цицерон и П. Сульпиций Руф, однако из записок Цезаря невозможно понять — кто из них командовал VI легионом.

В 51 г. легион участвовал в кампании Цезаря против карнутов и был послан гарнизоном в Кенаб (Орлеан).

Во время гражданской войны VI легион особенно отличился в битве при Диррахии. Светоний пишет: «…одна когорта шестого легиона, обороняя укрепление, в течение нескольких часов выдерживала натиск четырех легионов Помпея и почти вся полегла под градом вражеских стрел, которых внутри вала было найдено сто тридцать тысяч» (Suet. D. Iul., 68). О том же подвиге, не называя номера легиона, но назвав номер когорты — 8-я, пишет и Цезарь. Командиром этой когорты был центурион Кассий Сцева, в щите которого после сражения насчитали 120 пробоин от вражеских стрел и мечей.

Цезарь рассказывает и о наградах, полученных героической когортой и ее командиром. Сцева был повышен до примипила, то есть стал первым центурионом VI легиона, а легионеры когорты получили в награду «двойное жалованье, хлеб, одежду, продовольственные пайки и военные отличия» (Caes. B. C. III, 53).

Об участии легиона в Фарсальском сражении ничего не известно. Видимо, он находился в центре боевой линии Цезаря и заметной роли в победе не сыграл — здесь отличились X легион и резервные когорты третьей линии.

В следующем году VI легион сопутствует Цезарю в Египте, где он называется уже «легионом, состоящим из ветеранов» (Caes. B. Alex., 33). После установления своей власти в Александрии Цезарь направился через Сирию в Малую Азии. VI легион следует за ним, причем неизвестный автор «Александрийской войны» пишет, что лишь этот легион имел высокие боевые качества, тогда как остальные войска, собранные Цезарем в Азии, были «весьма посредственными». При этом автор указывает на численность легиона: «Но и этот легион после долгих трудов и опасностей потерял много солдат в трудных походах и плаваниях, а также в частых сражениях и так уменьшился в своем составе, что в нем оставалось менее тысячи человек» (Caes. B. Alex., 69). В сражении при Зеле против Фарнака VI-й сыграл решающую роль в достижении победы. «Когда завязался большой и ожесточенный рукопашный бой, то на правом фланге, на котором стоял 6-й легион из ветеранов, зародилось начало победы. Именно здесь стали сбивать врагов вниз по крутому склону, а затем гораздо позднее, но при помощи тех же богов, все войска царя на левом фланге и в центре были совершенно разбиты» (Caes. B. Alex., 76). Именно после этой победы Цезарь написал сенату свой знаменитый отчет о сражении: «Veni! Vidi! Vici!»

После Зелы VI легион возвратился в Италию «для получения наград и отличий» (Caes. B. Alex., 77). Одним из отличий было почетное увольнение. Ветераны легиона под командованием Тиб. Клавдия Нерона, отца будущего императора Тиберия, были отправлены в Арелат в Трансальпийской Галлии (Провинции) для созданию колонии, получившей название Iulia Paterna Arelatensium Sextanorum.

Однако существование легиона не прекратилось. На место выбывших ветеранов были набраны новобранцы, и в 45 г. VI легион сражался против сыновей Помпея в Испании и отличился при осаде Атегуя: «К концу ночи осажденные сделали вылазку к тому месту, где был расположен шестой легион, растянутый на большое пространство для производства работ, и завязали упорный бой. Впрочем, они отбиты, несмотря на то, что выгоды местности были все на их стороне. Когда осажденные сделали вылазку, то наши воины встретили их храбро, и хотя производили нападение с возвышенного места, однако были с большим уроном оттеснены и возвратились в город» (Caes. B. Hisp. 12). После битвы при Мунде и гибели Гн. Помпея-младшего легион вернулся в Италию.

После создания II триумвирата VI легион поддержал триумвиров и участвовал в битве при Филиппах, где была уничтожена последняя армия римской республики. По условиям состоявшегося после Филипп раздела войск и провинций VI легион достался Антонию и отправился в Сирию, которая станет его домом на следующие три столетия. Однако ветераны легиона после отставки возвращались в Италию, где для их расселения в числе 18 других городов был выделен Беневент. Среди многочисленных надписей этого периода, найденных в Беневенте, есть одна, в которой указывается полное имя легиона: L(ucio) Labicio L(uci) f(ilio) Ste(llatina) Celero / leg(ione) VI Ferrata (CIL IX, 1613). Это заставляет нас предположить раннее появление почетного наименования — если не при Цезаре, то в эпоху II триумвирата.

Впрочем, на легионных денариях, чеканившихся Антонием в 32—31 гг., название Ferrata не указано, в отличие от XII, XVII и XVIII легионов (соответственно, Antiquae, Classicae, Libicae).

После битвы при Акции и самоубийства Антония легион вернулся в Сирию к месту своей постоянной дислокации. В ходе реорганизации армии, которую провел Октавиан после завершения гражданских войн, легион был сохранен (в отличие от многих легионов Антония, влившихся в однономерные легионы его победителя), несмотря на наличие в его армии другого VI-го легиона — «Победоносного» (Victrix). Как представляется, Октавиан сохранил легион в память о его подвигах при Цезаре в сражениях галльских и гражданских войн.

В 20 г. легион входил в состав армии, которая под командованием Тиб. Клавдия Нерона, будущего императора, выдвинулась к парфянской границе для оказания силового давления на ход переговоров, которые римляне вели с Парфией. В ходе этих переговоров парфяне вернули Риму легионные орлы и значки, потерянные Крассом при Каррах и Антонием в походе 35 г.

В 4 г. до н. э. под командованием наместника Сирии П. Квинтилия Вара, будущего «героя» Тевтобургского леса, VI легион, вместе с другими, базировавшимися в Сирии, участвовал в подавлении волнений, начавшихся в Иудее после смерти царя Ирода.

Верность легиона императорской власти была постоянной и непоколебимой. В 17 г. н. э., когда после смерти Германика Гн. Кальпурний Пизон попытался взбунтовать сирийское войско, VI Ferrata, возглавляемый легатом Пакувием, отказался выступить на его стороне и поддержал наместника Тиберия Гн. Сентия Сатурнина. Под верховным командованием Сентия VI легион участвовал в осаде киликийской крепости Келендерий, где затворился Пизон с поддержавшими его войсками.

В 47 г. по приказу императора Клавдия VI легион, наряду с другими сирийскими войсками, выделил ветеранов для основания колонии в Птолемаиде. С этим событием связана бронзовая провинциальная монета, отчеканенная при Нероне (Sear RPC 626), изображающая на реверсе сцену основания (Клавдий с быками, проводящий городской pomerium и 4 штандарта с номерами легионов — III Gallica, VI Ferrata, X Fretensis и XII Fulminata).

Впрочем, при Нероне отставники VI легиона расселялись и в Италии. Последний из Юлиев-Клавдиев пытался таким образом населить опустевшие города Тарент и Анций. Однако, как пишет Тацит, попытка не удалась. «К Таренту и Анцию были приписаны ветераны, не способствовавшие, однако, заселению этих пустынных местностей, так как в большинстве они разбрелись по провинциям, в которых закончили срок своей службы; не привыкшие к брачным союзам и воспитанию рожденных от них детей, они оставляли свои дома безлюдными, без наследников. К тому же теперь выводились на поселение не легионы в полном составе, со своими центурионами и трибунами, — как в былые времена, когда каждый воин вместе со своими товарищами составляли общину, живущую в добром согласии, — но воины, друг друга не знавшие, из различных манипулов, без руководителя, без взаимной привязанности, наскоро собранные все вместе как бы из разноплеменных людей, — скорее какое-то сборище, чем колония» (Tac. Ann. XIV, 27). Впрочем, «разбрелись по провинциям» не все. Военный трибун VI Ferrata Л. Юний Колумелла оказал поселенцам такие значимые услуги, что те почтили его памятником в Таренте. Посвятительная надпись с этого памятника сохранилась до наших дней: L(ucio) Iunio L(uci) f(ilio) Gal(eria) / Moderato / Columellae / trib(uno) mil(itum) leg(ionis) VI Ferratae (CIL IX, 235).

В правление Нерона VI легион принял участие в армянском походе Корбулона. В битве с Тиридатом у реки Аракс VI легион прикрывал левый фланг римской боевой линии и держался до тех пор, пока противник не бежал. В 58 и 59 гг. легион участвовал в осаде и штурмах Артаксаты и Тигранокерты, он поддерживал проримски настроенного царя Тиграна, посаженного Корбулоном на армянский престол. В 62 г., когда Домиций Корбулон был вынужден уступить командование в Армении Цезеннию Пету, легион вместе со своим командующим вернулся в Сирию. После поражения Пета VI легион вместе III Gallica под командованием Корбулона вновь был переброшен из Сирии в Армению, где восстановил славу римского оружия.

После отозвания и гибели Корбулона VI легион был выведен из Армении и вернулся к месту постоянного базирования в Сирию, где принял участие в начавшейся Иудейской войне.

Во время похода сирийского наместника Цестия Галла на Иерусалим его сопровождала одна из вексилляций VI Железного; ее praefectus castrorum Турраний Приск во время позорного отступления войска пал в схватке с преследующими его иудеями.

Поражение Цестия привело к смене римского командования на Востоке. В Иудею был послан Т. Флавий Веспасиан, которому были подчинены сирийские легионы, а также специально вызванные на Ближний Восток легионы из Египта и Македонии. Часть войск Веспасиан передал под командование сыну Титу, но VI Ferrata, как наиболее надежный и храбрый, был оставлен под непосредственным руководством главнокомандующего. Вместе с ним VI легион участвует в осаде Иотапаты, где был пленен Иосиф Бен-Маттафия, ставший с именем Флавия в будущем знаменитым историком.

После провозглашения Веспасиана императором, VI легион под командованием Лициния Муциана был двинут на Балканы и затем в Италию. По дороге легион отбил опасное вторжение даков, вызванное тем, что балканские легионы оголили границу, двинувшись на Рим под командованием флавианского полководца Антония Прима. Мы не знаем, сопровождал ли легион Муциана при вступлении в Рим или долгое время защищал дунайскую границу — до прибытия побежденных при Кремоне подразделений. Во всяком случае, он вскоре был отправлен обратно в Сирию.

В 73 г. VI легион, возглавляемый сирийским наместником Цезеннием Петом, выдвинулся в Коммагену, захватил ее столицу Самосату и сверг царя Антиоха. Однако сыновья царя Эпифан и Каллиник взялись за оружие. В последовавшей битве VI легион разгромил отряды коммагенцев и их предводители бежали в Парфию. Коммагена стала римской провинцией.

При Флавиях и Траяне VI легион продолжал базироваться в Сирии, хотя его вексилляция приняла участие в дакийских войнах Траяна. В столице даков Сармизегетузе была найдена надпись, оставленная легионерами этой вексилляции: Vex(illationis) / leg(ionis) VI / Ferr(atae) (AE 1983, 825).

В это время легион становится настоящей «кузницей кадров» для имперского правительства. Легаты легиона один за другим добиваются консульств в Риме, назначаются наместниками важнейших провинций. Среди них Кв. Глитий Атилий Агрикола, командовавший легионом при Домициане и Нерве и становившийся дважды консулом при Траяне (в 97 и 103 гг.), Г. Юлий Прокул и Т. Сеттидий Фирм, возглавлявшие легион при Траяне и становившиеся консулами в 109, 112 гг. соответственно. Г. Бруттий Презент Фульвий Рустик, также командовавший VI Ferrata при Траяне, становился консулом дважды. Второй раз — уже при Антонине Пие в 139 г.

В восточных походах Траяна VI легион также принимал активное участие. По надписям известны трибуны и центурионы, награжденные императором во время этих походов. Рассмотрим для примера надпись в честь Т. Понтия Сабина. Из надписи видно, что во время Парфянского похода Траян награждал храброго трибуна VI Железного легиона минимум трижды. Т. Понтий Сабин был награжден серебряным копьем без наконечника (hasta pura), личным знаменем (vexillum) и одной из самых ценных наград римской армии — стенным венком (corona muralis) за то, что первым взобрался на стены штурмуемого парфянского города, возможно, самого Ктесифона.

В конце правления Адриана, когда в Иудее началось восстание под руководством Бар-Кохбы, в Риме стало ясно, что оккупация мятежной провинции одним легионом не позволяет гарантировать ее безопасность и спокойствие, и было принято решение усилить стоявший в Иерусалиме X Fretensis легион VI-м Железным. В правление Антонина Пия легион постоянно базируется в Иудее, что подтверждается как эпиграфическими данными, так и сведениями Диона Кассия.

В это время легион базируется в Капракотне Галилейской, которая впоследствии в честь находящегося в ней легионного лагеря будет переименована в Легион (нынешний Леджун — Lejjun).

В правление императора Марка VI легион отличился в Парфянской войне. В это время им командовал Кв. Антистий Адвент Постумий Аквиллин, будущий консул 167 г. Посвященная Адвенту надпись говорит о том, что под его командованием в этой войне солдаты легиона были удостоены множества наград, среди которых различные венки (muralis, vallaris и aurea), серебряные копья и личные знамена.

Однако самой значимой наградой была та, которой был отмечен весь легион. Через двести лет после легионных выпусков Марка Антония, Марк Антонин и его соправитель Луций Вер решили повторить его чеканку в честь VI Железного легиона.

Возможно, в этой войне в рядах VI Железного участвовал Л. Арторий Каст, которого некоторые исследователи считают прототипом легендарного короля Артура. В найденной надгробной надписи Артория среди этапов его карьеры названо и командованием центурией в VI Ferrata легионе:

D(is) [M(anibus)] / L(ucius) Artori[us Ca]stus |(centurio) leg(ionis) / III Gallicae item [|(centurio) le]g(ionis) VI Ferra/tae item |(centurio) leg(ionis) II Adi(utricis) [i]tem |(centurio) leg(ionis) V M[a]/c(edonicae) item p(rimus) p(ilus) eiusdem praeposito / classis Misenatium [pr]aef(ectus) leg(ionis) VI / Victricis duci(!) legg(ionum) [alaru]m Britan(n) ic(i) /(mi)arum adversus Arm[oricano]s proc(urator) cente/nario(!) provinciae Li[burniae iure] gladi(i) vi/vus ipse sibi et suis [3 ex te]stamento (CIL III, 1919).

Экспедиция в Арморику, о которой говорится в надписи, состоялась в 185 г., что относит службу Артория в VI легионе к более раннему периоду — к 60-м гг. II в. н. э.

Гражданская война, начавшаяся в империи после убийства Коммода, вписала немало страниц в славную историю VI легиона. Легион поддержал Септимия Севера против Песценния Нигера и получил от победителя в знак благодарности почетное дополнение к названию — Fidelis Constans, то есть «Верный и Постоянный». Многие легионеры VI-го Железного после победы Севера были переведены в реформированную им преторианскую гвардию, что также служит показателем признательности императора легиону и его солдатам.

В III в. история легиона продолжается, хотя упоминания о нем становятся отрывочными и малопонятными. К правлению Филиппа I Араба относится монета, отчеканенная в Дамаске с изображением жены императора Отацилии Северы на аверсе и волчицы с близнецами Ромулом и Ремом на реверсе. Легенда реверса — LEG VI FER F C позволяет утверждать, что эта монета отчеканена в честь VI Железного легиона. Вероятно, Дамаск, получивший в правление Александра Севера права колонии, получил вместе с ними и отряд колонистов из VI Железного легиона.

Изображение волчицы с близнецами, встречающееся также на пряжке с надписью VI Ferrata легиона, является легионным знаком — таким, как слон у V Alauda, орел у V Macedonica и лев у XIII Gemina.

В 259—260 гг. легион, вероятно, сопутствовал императору Валериану в Персидском походе. Сражение с персами, закончившееся поражением и пленом Валериана стало, как представляется, также и последним сражением VI Железного легиона. Пленные легионеры Железного легиона были, вероятно, угнаны в Персию и приняли участие в строительстве 550-метрового моста Band-e Qaisar («мост императора») в Бишапуре.

Последнее упоминание о VI Железном легионе относится к 273 году. В этом году в Финикии умер Гераклит, в свое время командовавший легионом, но не разделивший его судьбу и судьбу императора Валериана.

Так закончилась история одного из славных легионов Рима… Легиона, имя которого продолжает жить в песне, написанной в 1976 году Александром Козловым:

Сожжен в песках Иерусалима,
В водах Евфрата закален —
В честь императора и Рима
Шестой шагает легион.

Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#12 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:33

11. Денарий Луция Пинария Скарпа для Марка Антония. 31 г.

Прикрепленный файл  Пинарий.jpg   70,58К   1 скачиваний

Луций Пинарий Скарп происходил из древнего патрицианского рода, члены которого давным-давно не претендовали на политическое влияние, но посвящали себя жреческим обязанностям. Еще в седой древности роду Пинариев принадлежало наследственное жречество культа Геркулеса у Великого алтаря, основанного после убийство героем великана Кака у Палатинского склона.

После свержения царей в первый век республики Пинарии еще участвовали в политической деятельности, были консулами и цензорами, но затем отказались от политической деятельности в пользу жречества.

Культ Геркулеса издревле отправлялся двумя семействами – Потициями и Пинариями, причем Пинарии занимали подчиненное положение. Потиции приносили жертву богу и участвовали в священной трапезе, тогда как Пинарии должны были приходить только после того, как жертвенное животное было съедено. Однако, в конце IV в. до н.э. цензор Апп.Клавдий Цек выкупил у Потициев культ Геркулеса в государственную собственность. После этого, по сообщению античных авторов, род Потициев вымер в течение года и Пинарии остались единственными служителями Геркулеса.

В начале I в. до н.э. дед Луция Пинария женился на Юлии, сестре Г. Юлия Цезаря. Полвека спустя диктатор Цезарь, не имевший собственных детей, назначил наследниками трех внучатых племянников – Гая Октавия, Квинта Педия и Луция Пинария Скарпа. Хотя основным наследником (не только имущества, но и имени) стал Г. Октавий, остальные двое наследников также оказались в центре политических интриг.

Первым опытом политической деятельности стало для Л. Пинария Скарпа, которому в то время было около 25 лет, выступление на народной сходке с обвинениями в адрес консула М.Антония, задерживающего выполнение завещание диктатора Цезаря.

Начав политическую карьеру в качестве сторонника своего троюродного брата Октавиана, в 42 г. Пинарий Скарп оказывается командиром легиона в армии Антония. В битве при Филиппах Скарп не участвовал, так как его легион был оставлен в Амфиполе для охраны продовольственных складов и обоза армий триумвиров.

После поражения и гибели цезареубийц Пинарий последовал за Антонием на Восток. О его деятельности в 30-х гг. ничего неизвестно, можно лишь предположить, что триумвиры предоставили ему преторскую должность во время одного из распределений магистратур, а затем Антоний назначил его наместником пограничной с землями Октавиана провинции Киренаика. В то же время Пинарий был провозглашен войсками императором, но было ли это во время парфянских походов или в рамках неизвестной войсковой операции против племен северной Африки – неизвестно.

В 31 г. Пинарий в ходе подготовки войны с Октавианом Скарп чеканил монету для африканских легионов, провозглашая законные права своего вождя. Отметим легенду аверса представленного денария, в которой М. Антоний объявляется консулом в III раз и императором в IV раз. Третье консульство Антонию полагалось по мизенским соглашениям в 31 году, но развязывание войны привело к тому, что Октавиан в одностороннем порядке заменил его М. Валерием Мессаллой Корвином, что нашло отражение как на многочисленных консульских фастах, так и в историографии имперского периода. Антоний, однако, назначения Мессаллы не признал и провозгласил себя консулом в Александрии 1 января 31 г. Реверс монеты изображает Викторию с пальмовой ветвью и лавровым венком, предсказывая Антонию победу в войне и установление мира. Отметим интересное графическое решение легенды – Виктория «идет» от надписи SCARPUS IMP и коронует венком надпись ANTONIO AUG, символическая подчеркивая, что победа придет к Антонию с помощью Скарпа.

Однако изменение политической ситуации изменило и взгляды Пинария.

После битвы при Акции М. Антоний бежал в Кирену, но Скарп отказался принять его и даже убил посланных к нему от Антония людей. Однако, ни это, ни даже новая чеканка, теперь уже в честь Октавиана, не помогли ему снискать прощения победителя. Пинарий был смещен с должности. Во главе киренских легионов его заменил Г.Корнелий Галл, незнатный всадник, зато личный друг Октавиана.

После этого Пинарий вновь исчезает со страниц истории, теперь уже окончательно…
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#13 Sextus Pompey

Sextus Pompey

    imperator

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8 894 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 18 марта 2013 - 21:34

Голосуем и комментируем!
Hic adulescens erat studiis rudis, sermone barbarus, impetu strenuus, manu promptus, cogitatu celer, fide patri dissimillimus, libertorum suorum libertus servorumque servus, speciosis invidens, ut pareret humillimis.
Vell. II, 73

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Ж. де Сталь

#14 ave

ave

    Навечно в составе нашего Форума

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 108 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 18 марта 2013 - 22:51

Много приятных монет, но все же № 1. Ближе он как-то к началам.
После поворота событий от плохого к худшему цикл повторится.

#15 yardim

yardim

    legatus

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 3 971 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 18 марта 2013 - 22:53

Задачка не простая. Хороших монет много. Долго выбирал между козлами и Марсием. Остановился на последнем. Нравится этот тип, да и качество радует.
Главным делом жизни вашей
Может стать любой пустяк.
Надо только твердо верить,
Что важнее дела нет.
И тогда не помешает
Вам ни холод, ни жара,
Задыхаясь от восторга,
Заниматься ерундой. © Г. Остер




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных